GeoMan.ru: Библиотека по географии








предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава вторая. Принц Генрих Мореплаватель

По водам, нам неведомым дотоле...

Камоэнс, "Лузиады", I, 1.

Человек, которому более, чем кому-либо другому, Европа обязана развитием навигационной науки, а Португалия - систематическим расширением морских экспедиций, - это инфант Энрики, во всех странах более известный под именем принца Генриха Мореплавателя*.

* (Это прозвище приобрело "права гражданства" лишь в XIX веке, когда принца Генриха стали называть так историки великих географических открытий. - Прим. ред.)

Он родился в 1394 году, был третьим сыном короля Жуана I и Филиппы Ланкастерской, дочери Джона Гонта*, и еще мальчиком слышал бесчисленные предания о маврах и о войнах португальского народа с ними. Он слыхал и чудесные рассказы об Африке - о караванах, которые приходили из пустыни Сахары, тяжело нагруженные слоновой костью, золотым песком, перьями страусов и шкурами, слыхал и о страшных диких зверях и о еще более диких людях. Черный материк (а тогдашняя Европа знала лишь его северную прибрежную полосу), вероятно, с раннего детства привлекал мысли принца. Приняв участие в 1415 году в осаде марокканской крепости Сеуты и заслужив там звание рыцаря, Генрих еще больше заинтересовался Африкой. Он жадно впитывал в себя все доступные ему сведения о путях, по которым приходили из глубины Африки караваны, от оранских купцов он немало разузнал и об африканских товарах и о жителях неведомого материка. Его внимания не миновали и рассказы купцов из Тимбукту, Гамбии и Нигерии**. Он изучил все карты, какие только мог раздобыть, пусть даже очень, грубые и часто не столько помогавшие, сколько вводившие в заблуждение. Он старательно просматривал морские карты, более соответствовавшие научным требованиям, тщательно составленные еврейскими картографами с острова Мальорки. Когда военная экспедиция вернулась из Сеуты в Португалию, принц твердо решил приложить все усилия к тому, чтобы отыскать морской путь в богатые страны Гвинеи*** и, таким образом, не иметь больше дела с арабами африканского побережья Средиземного моря. С тех пор до конца своих дней (если не говорить о некоторых, в данном случае не интересующих нас, эпизодах политического характера) Генрих сосредоточил все свои мысли, все усилия и средства на том, чтобы разрешить эту задачу.

* (Джон Гонт, герцог Ланкастерский, дядя английского короля Ричарда II Плантагенета и отец короля Генриха IV. - Прим. ред.)

** (Караваны из Орана обычно шли через Сахару к городу Тимбукту на Среднем Нигере, куда приходили также купцы с запада - из речных бассейнов Сенегала и Гамбии - и с юга - из бассейна Нижнего Нигера -и реки Вольты. - Прим. ред.)

*** (Под Гвинеей в данном случае понимаются все приморские страны тропической Западной Африки. - Прим. ред.)

Все карты, за исключением одной, заимствованы из различных русских и иностранных источников.

Мотивы, которыми при этом руководствовался Генрих, были сложны, и историки и поныне спорят друг с другом по вопросу о том, какие именно цели он себе ставил. По словам хрониста Гомиша Ианиша Азурары*, современника Генриха, пять причин толкали принца к осуществлению его плана. Во-первых, "желание узнать страну, находящуюся за Канарскими островами и за мысом Бохадор, к чему его призывало страстное стремление послужить богу и тогда царствовавшему его брату и господину - королю Дуарти". Во-вторых - намерение развить торговлю с такими странами, особенно - христианскими, с которыми "эта торговля дала бы нашим соотечественникам крупные выгоды". В-третьих - как можно лучше разведать, "как далеко распространяется власть неверных" в Африке. В-четвертых - разыскать христианского монарха, который помог бы Португалии в ее войнах против тех же неверных. В-пятых - послать туда миссионеров, с тем чтобы "подчинить себе все души, которые будут спасены".

* (Азурара, Гомиш Ианиш (иначе - ди Зурара) - крупнейший из португальских хронистов XV века, автор "Хроники открытия и завоевания Гвинеи" (важнейший первоисточник по истории первых португальских открытий в Западной Африке). Хроника Азурары кончается 1453 годом; несколько раз - полностью и в сокращениях - переиздавалась и переводилась. - Прим. ред.)

Из этих пяти причин первая на практике слилась со стремлением расширить и углубить географические познания. Вторая и четвертая были, несомненно, порождены легендами и смутными преданиями о стране священника Иоанна, находившейся, как полагали, в Восточной Африке или в Азии. Пятая причина - это желание обращать народы в христианскую веру, ибо дух крестовых походов был еще жив в Португалии и играл значительную роль во всех ранних морских предприятиях португальцев.

- Как это ни парадоксально, но принц, вошедший в историю под именем Мореплавателя, едва ли когда-нибудь совершил настоящее плавание. Даже при самых дальних своих путешествиях он, вероятно, не терял из виду земли. Это были переходы от Португалии к берегам Африки, около Сеуты и Танжера. И все же именно он положил начало эре великих морских открытий.

Все сказанное не означает, что идеи, планы и предприятия Генриха были совершенно оригинальны: карты, портуланы*, руководства для кораблевождения, рутейру и мореходные традиции существовали с самых давних пор. Более того, бесчисленное множество купцов, паломников и миссионеров странствовало по Леванту** и значительной части Азии во времена крестовых походов, и они оставили немало ценных сведений, o возбуждая желание искать прямой морской путь на богатый Восток вокруг Африки, если только там был открытый океан - а насчет этого в Европе сильно сомневались***.

* (Портуланы - морские навигационные компасные карты позднего средневековья (XIII-XVI веков); отличались от более ранних карт, кроме технических особенностей, и по существу: на них достаточно подробно и сравнительно точно изображалась береговая линия. - Прим. ред.)

** (Левант - неопределенный географический термин для обозначения стран восточного Средиземноморья - Прим. ред.)

*** (На карте мира Птолемея, который был величайшим авторитетом для средневековых картографов, Индийский океан изображался как oгpoмнoe замкнутое море, ограниченное в южном полушарии Южным материком, сливавшимся на востоке с Азией, а на западе - с Африкой. - Прим. ред.)

Португалия была естественным отправным пунктом для подобных поисков. Через порты Португалии в течение столетий шла торговля стран Средиземноморья со странами Запада, в том числе с Британскими островами. Да и сама Португалия была обращена лицом к неведомой, неисследованной, таинственной Атлантике.

Имела ли для принца Генриха в начальную пору его деятельности первостепенное или просто особо важное значение мысль об открытии морского пути в Индию - это весьма и весьма сомнительно. Тем не менее очевидно, что с течением времени этот проект в конце концов стал его самой желанной, заветной мечтой. А так как в исследовании африканского побережья один успех следовал за другим, карты изготовлялись все искуснее, ветры и течения изучались все пристальнее и прилежней, навигационные приборы и мастерство мореплавателей совершенствовались - открытие этого морского пути казалось все более вероятным.

Трофей стоил того, чтобы за него бороться. Ведь вопрос стоял об овладении по крайней мере львиной долей тех богатств, которые лились в денежные сундуки Венеции и Генуи, а также и в сокровищницы мусульман, вопрос стоял о перехвате и индийских товаров и самой морской торговли с Индией. Впрочем, ближайшей целью для Генриха было направить по другому пути торговлю с африканской пустыней - так, чтобы она не обогащала больше берберийских деспотов и чтобы галеры и каравеллы христиан не были вынуждены искать себе грузов в портах неверных. Кроме того, поскольку Генрих был великим магистром ордена Христа*, не упускалась из виду и возможность добраться до новых, еще нетронутых стран для обращения язычников.

* (Орден Христа - духовно-рыцарский орден (полумонашеская, полувоенная организация), организованный уже после завершения португальской Реконкисты под предлогам борьбы с "заморскими маврами"; первой же его целью был захват имущества и денежных средств упраздненного в 1312 году папой Клементом V ордена рыцарей тамплиеров (храмовников). - Прим. ред.)

Проекты Генриха влекли за собой необходимость разрешить многие проблемы мореплавания: без решения их нельзя было ожидать каких-либо ощутимых результатов. Руководители каждой экспедиции, возвращаясь, привозили с собой карты тех берегов, где они побывали, лоции - заметки о береговых ориентирах, о ветрах, о мелях, о скалах, о надежных и опасных якорных стоянках, о местах, где можно достать воду, древесину, пищу и т. д. Все эти данные нужно было собирать и систематизировать, чтобы использовать их при новых и повторных плаваниях. Это дало возможность тщательно картографировать все более и более обширные пространства и все уверенней предпринимать операции более крупного размаха. Но самым серьезным препятствием, с которым столкнулся в своих замыслах принц Генрих, являлось то, что не были разрешены некоторые астрономические проблемы: для успешного плавания в открытом море решение этих проблем имело первостепенное значение. Принц Генрих, его сотрудники и преемники достигли выдающихся успехов именно в этой области и в невероятно короткий срок обеспечили португальским мореходам первое место среди всех моряков Европы. Были и другие очень крупные торговые флоты, например генуэзский и венецианский, но они, перевозя восточные товары в европейские порты и европейские изделия на Восток, плавали по хорошо известным и твердо установившимся маршрутам. Португальцы тоже плавали и в Левант, и в Нормандию, и в Англию, у них были свои склады и агентства во Фландрии. Однако теперь им предстояло смело ринуться в неведомые моря, исследовать дикие страны и не только испытать свои силы в борьбе с опасностями моря, но и отбросить тьму вековых предрассудков, отбросить страх и ужас перед миром, скрывающимся за горизонтом, - страх и ужас, владевшие человечеством с самого его детства.

Фактически деятельность Генриха по осуществлению этих планов началась после того, как он возвратился из-под Сеуты, хотя современники и говорят, будто бы он отправил корабли к побережью Африки еще в 1412 году. Они рассказывают также, что "он всегда держал в море несколько сторожевых военных кораблей против неверных, которые в то время сильно опустошали оба берега (Гибралтарского) пролива; таким образом, благодаря страху перед судами Генриха были в безопасности и все берега нашей Испании и большая часть купцов, ведущих торговлю между Востоком и Западом".

Чтобы лучше обдумать свои планы и наблюдать за их осуществлением, принц покинул Лиссабон и поселился в городе Лагуш (или близ него), в области Алгарви, на юге Португалии. Около мыса Сан-Висенти он основал небольшой город - в честь его этот город был назван "Вила-ду-Инфанти"*.

* (Он был основан на мысе Саприш (37° северной широты), в нескольких километрах к юго-востоку от мыса Сан-Висенти, крайней юго-западной точки Португалии и всей Европы. Наблюдательный пункт, построенный принцем Генрихом в этой местности, историки обычно называют "обсерваторией мыса Сагриш". С 1438 года и до смерти принца Генриха (1460) эта обсерватория была исходным пунктом для всех португальских правительственных заморских .экспедиций. - Прим. ред.)

Указанные гавани и раньше часто посещались проходящими через Гибралтарский пролив судами многих стран, так как здесь были удобные стоянки, можно было без помех запастись и водой и провизией, производить текущий и капитальный ремонт кораблей. Принц находил и привлекал к себе на службу лучших математиков, картографов и мастеров по навигационным приборам. Самым сведущим и прославленным среди них был еврей Иегуда Крешкиш (чаще его называют мастер Жакомё).

Наиболее трудной математической проблемой для принца Генриха и его сотрудников было точное определение местонахождения корабля в море или какого-либо пункта на суше. Для этого столетиями людям служили звезды, а после XII века во всеобщее употребление вошел компас, заимствованный у китайцев, вероятно, арабами; арабы же, вместе со своими соперниками христианами, и усовершенствовали его. Затем появились угломерная линейка, астролябия, квадрант - их довели до высокой степени совершенства тоже арабы, в течение столетий пускавшиеся в далекие морские плавания меж берегов Передней Азии, Африки и Индии. Большая часть этих приборов, а также способы обращения с ними стали известны благодаря испанским и португальским евреям, часто выступавшим в качестве посредников между мусульманами и их христианскими соседями*.

* (Главную трудность представляло определение долготы, так как широту можно было довольно точно определить по Полярной звезде - правда, ориентироваться на нее мореходы могли лишь в северном полушарии. Позднее, в дни короля Жуана II [1481-1495. - Ред.], был найден новый способ определения долготы - по полуденному солнцу и таблицам склонения. Самые известные из этих таблиц это - "Almanach Perpetuum" ("Постоянный Альманах") Авраама Закуто (появился в 1473-1478 годах). Авраам Закуто был профессором астрономии в Саламанке (Испания), а потом стал королевским астрономом Португалии. По альманаху Закуто были составлены более простые практические руководства, так что ими могли пользоваться часто неграмотные моряки. Следует добавить, что проблема определения долготы не была окончательно разрешена вплоть до усовершенствования хронометра в XVIII веке. Обычно (так, по рассказам, поступал и Колумб) плыли на север или на юг, вдоль берега, до тех пор, пока корабль не достигнет той параллели, на которой по расчету расположен пункт назначения, а затем в зависимости от пункта назначения шли прямо на запад или на восток.

[До изобретения хронометра ошибки при определении долгот были очень велики. Известен ряд случаев, когда ошибка в XV--XVI веках определялась десятками градусов (до 45°!). Этим объясняется возможность "потери" не только маленьких островов, но целых архипелагов, даже таких крупных, как Соломоновы острова. Открытые в 1567 году испанской экспедицией Менданьи, эти острова затем напрасно разыскивались в течение двух столетий, пока не были найдены в 1768 году французской экспедицией Бугенвиля. - Прим. ред.])

По мере того как мореходы постепенно продвигались вдоль западного побережья Африки все дальше и дальше на юг, они фиксировали на картах и в судовых журналах данные, добытые в результате применения приборов: так в конце концов появились более или менее надежные морские карты этих мест. На первых порах записи моряков были и небрежны и случайны - они целиком зависели от прихоти каждого мореплавателя. Обозначения делались весьма неточно и, как констатировал в своем письме от 22 октября 1443 года король Аффонсу V*, земли, лежащие за мысом Бохадор, "изображались на морских картах и на картах мира так, как это было угодно тем, кто их составлял". Принц Генрих покончил с этим: он приказал, чтобы все наблюдения его офицеров наносились на их навигационные карты. Неукоснительно придерживаясь этого правила, португальцы заложили основы современной картографии. К несчастью, подлинные карты и приборы, служившие португальцам до XVI века, утрачены: они или затеряны вследствие небрежности, или уничтожены огнем, или погибли при великом лиссабонском землетрясении 1755 года. Но плоды этой работы португальских моряков остались.

* (Аффонсу V "Африканский" (умер в 1481 году) был племянником принца Генриха Мореплавателя и, возможно, находился под его влиянием. По призыву римского папы Николая V организовал крестовый поход против мавров в Северо-Западную Африку; поход этот закончился в 1471 году присоединением к Португалии небольшой приморской области к югу от Гибралтарского пролива, названной "Заморской Алгарви". - Прим. ред.)

Итак, инфант настойчиво и неустрашимо повел своих людей на поиски, и до того, как движение замерло, они прошли через семь морей*. С точки зрения нашего времени, когда люди вооружены всевозможными научными приборами, точными картами, быстроходными судами, которые не зависят ни от ветров, ни от морских течений и на которых моряки снабжены продовольствием и всем необходимым, результаты устремлений и усилий всей жизни принца Генриха могут показаться мизерными. Но когда мы представим себе, как незначительна была грузоподъемность тогдашних кораблей, какова была власть паруса над ними, как примитивно было их оборудование, как скудны были познания мореплавателей, как остро они нуждались в пище, как мало знали о тех морях и странах, куда они попадали, - если мы представим себе все это, тогда достижения португальцев станут в наших глазах почти невероятными.

* (Португальская заморская экспансия "замерла" у южных Японских островов, которых первый португальский корабль достиг в 1546 году. Следовательно, в тексте идет речь, вероятно, о следующих "семи морях": Атлантический и Индийский океаны, Аравийское море, Бенгальский залив, моря Южно-Китайское и Восточно-Китайское и Тихий океан. - Прим. ред.)

предыдущая главасодержаниеследующая глава



При копировании отдельных материалов проекта (в рамках допустимых законодательством РФ) активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:

'GeoMan.ru: Библиотека по географии'