GeoMan.ru: Библиотека по географии








предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава первая. Португалия

 Страна, где обитают лузитаны! 
 Край суши и морских путей начало, 
 Где Феб глядится в лоно океана!

Камоэнс, "Лузиады", III, 20*

* (Стихотворные переводы с португальского и испанского принадлежат М. Талову. - Прим. ред.)

Одно из самых поразительных достижений в истории принадлежит маленькому португальскому народу, который, насчитывая в те времена немногим более миллиона человек, открыл почти половину земного шара* и добился этого менее чем за сто лет. Исторические исследования о плаваниях Колумба отодвинули на второй план подвиг португальцев, и многие нечитанные тома, покрывшиеся пылью, и неопубликованные рукописи с отчетами о португальских экспедициях были забыты на долгие годы и даже века. Сами португальцы не удосужились рассказать о своих прошлых подвигах, и первые реальные усилия по опубликованию и изучению этих материалов были предприняты лишь за последние десятилетия. Немало ценных источников, надо думать, до сих пор погребено в архивах Португалии и ее колоний. О многих путешествиях - иногда даже о важнейших - мы знаем только по кратким сообщениям или простым ссылкам в сочинениях современников и позднейших писателей. Много отчетов утрачено, может быть, навсегда, а сотни "рутейру"** находятся в общественных и частных библиотеках Португалии и других стран и по большей части никем не читаны.

* (Это, несомненно, преувеличение. - Прим. ред.)

** (Рутейру (португальск. roteiro - путеводитель) - самый ранний тип руководства для мореходов, известный со времен древней Греции (периплы. - Ред.]. Рутейру представляли собой корабельные журналы или штурманские дневники плаваний, содержащие сведения о береговых ориентирах, якорных стоянках, мелях, источниках пресной воды, течениях, приливах, ветрах и т. д.)

Изучение географической карты Португалии вскроет причины, уже с самых ранних времен ее истории толкавшие население этой страны к морю. На восток и на север от Португалии находились испанские королевства, они преграждали ей путь для сношений с другими странами по суше. Расположенная в крайнем юго-западном углу континента, Португалия, непосредственно соприкасаясь с мусульманским побережьем Северной Африки, являлась последним аванпостом европейской цивилизации на Западе. Хотя протяженность португальских берегов не достигает и трехсот миль, там немало удобных гаваней, особенно для судов с мелкой осадкой. Все крупные реки текут здесь в Атлантический океан, и в устьях их или по их берегам возникли важнейшие города.

С конца XI столетия, когда граф Генрих Бургундский откликнулся на призыв Альфонса, короля Леона, помочь ему в борьбе с маврами, торговые отношения Португалии с другими странами и ее общественная и политическая жизнь пошли своим, отличным от Испании, путем. В благодарность графу Генриху за оказанную помощь Альфонс выдал замуж за него свою незаконную дочь Тересу, выделив ей в качестве приданого графства Опорто и Коимбра и пожаловав графа Генриха титулом графа Португальского*. История Португалии как отдельного государства начинается с 1095 года, когда Генрих вступил во владение своим доменом как феодальный сеньор, находящийся в вассальной зависимости от Галисии - одного из трех королевств Альфонса. Но уже через два поколения португальцы порвали с Галисией и начали свое самостоятельное существование.

* (Район графства Опорто (португальское Porto, произносится Порту) назывался ранее Портуе-Кале (Portus-Cale); отсюда и название графства - Португалия (Portugal), которое затем распространилось на всю страну. - Прим. ред.)

В нашу задачу не входит говорить о последующих периодах развития и расширения Португальского королевства: нас интересует лишь великий век открытий. Необходимо только заметить, что ход событий в Португалии в основном был тот же, что и в Испании: укрепление королевской власти, подчинение ей феодальных сеньоров, войны с маврами, усиление католицизма, постепенное развитие общегосударственных и местных административных учреждений, основание учебных заведений - включая прославленный университет в Коимбре - и развитие в народе национального самосознания. Несмотря на то, что население Португалии было смешанным в этническом и религиозном отношении, христиане, магометане и евреи прекрасно уживались друг с другом до тех пор, пока в XVI веке не запылали костры инквизиции. И тогда господствующая группа с ненавистью, с диким и слепым фанатизмом обрушилась на несчастные меньшинства и в конце концов уничтожила в стране те самые качества - отвагу, мастерство и предприимчивость, - которые когда-то превратили Португалию в мощное, процветающее государство. В результате этого Португалия потеряла могущество и не восстановила своего прежнего значения вплоть до наших дней*.

* (Есть и другие исторические причины упадка Португалии начиная со второй половины XVI века. - Прим. ред.)

Географическое положение Португалии с самого начала благоприятствовало постоянным торговым и социальным ее связям с Северной Африкой; следует также иметь в виду и миграции с южных берегов Средиземного моря и нашествия оттуда. В результате имело место смешение рас - белой, черной, коричневой; португальский народ является народом чрезвычайно смешанного расового происхождения. Такое слияние различных расовых потоков породило в характере португальцев те особенности, которые в немалой степени способствовали их стремлению к открытиям, к вторжениям, к исследованию и заселению стран, где жители были сплошь темнокожими, где нравы и обычаи так резко отличались от европейских.

Португальцы в силу наследственности были приспособлены к жизни в тропической зоне. Смешение между различными расовыми группами в начальный период истории Португалии, когда негры, финикийцы, берберы и мавры то и дело вторгались на ее берега, вело к тому, что с течением столетий цветной барьер был поколеблен, расшатан, а затем и совсем уничтожен, и браки с представителями туземного населения завоеванных стран считались у португальцев вполне нормальным явлением, причем дети от таких браков отнюдь не носили того позорного клейма, которым метят людей смешанной расы во многих странах*. То обстоятельство, что в Португалии веками постоянно жила значительная группа мавров, придало португальцам - как отдельным лицам, так и всем жителям страны в целом - наряду с особенностями, воспринятыми ими от других народов, чисто семитическую подвижность и способность приспособляться. Среди португальцев жили не только обладавшие высоким мастерством мавры, но и немало столь же искусных и тоже внесших свой вклад евреев. Следует добавить, что мусульманская кровь обусловила у португальцев беспечность и фатализм, а также суеверия древних языческих культов, похотливость и распущенность. Белокурая группа с севера не могла одержать верх в борьбе с этими южными элементами, тем более, что пришельцы с юга принесли сюда с собою высшую технику и среди прочих нововведений материальной культуры в области сельского хозяйства, ремесл и наук - навечно вкоренили оливу, виноград, хлопок, шелковичного червя, сахарный тростник и водяное колесо**. Следуя за Фрейри, отметим, что в жилах всех знатных португальских родов, даже тех, которые особо отличались в истреблении неверных, течет арабская или мавританская (а во многих случаях и еврейская) кровь. К этой крови позднее прибавилась кровь черных и коричневых невольников, привозимых в Португалию проповедниками, купцами и завоевателями.

* (Этот этап в эволюции португальских нравов (в Бразилии) талантливо освещен в занимательном повествовании Жилберту Фрейри "Господа и рабы", переведенном с его "Casa Grande e Senzala", Нью-Йорк, 1946.)

** (Следует указать, что и поныне множество слов и выражений в португальском языке напоминает о маврах. Даже слово "mourejar" - усердно трудиться - первоначально имело смысл "работать, как мавр".)

И необычайно сложный физический и духовный облик народа, и географическое положение страны, и множество стимулов, толкавших португальцев к мореплаванию и торговле, и экономическое давление со стороны вечно недоедающего населения - все это может объяснить, почему так поразительно быстро Португалия достигла своего кратковременного, но блестящего морского и торгового господства в Европе. Нет никакого сомнения, что португальский народ был идеально подготовлен к тому великому предприятию, которое ему предстояло осуществить. В добавление ко всем столь кратко изложенным здесь факторам необходимо указать на ведущую роль арабов в навигационной науке и на их усовершенствования научно-вспомогательных средств мореплавания, а также на их обширный практический опыт. Все это португальцы могли с успехом перенять благодаря своим постоянным сношениям с Берберией.

Хотя другие народы - финикийцы, итальянцы, каталонцы, англичане и норманны - были пионерами и раньше португальцев отважились пуститься в неведомые моря с их ужасными мифическими чудовищами и реальными опасностями диких стран, лежащих за горизонтом, все же именно португальцы первые совершили успешные и систематические исследовательские экспедиции в Атлантику и вдоль побережья Западной Африки, именно португальские моряки довели навигационную науку до высшей точки развития, какого она когда-либо достигала, если не считать сравнительно близкого нам времени*.

* (Это объяснение причин, способствовавших росту морского могущества Португалии, весьма примитивно, и для советского читателя, вооруженного марксистской теорией, могут представлять интерес здесь лишь самые факты, приводимые автором. - Прим. ред.)

предыдущая главасодержаниеследующая глава






При копировании отдельных материалов проекта (в рамках допустимых законодательством РФ) активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:

'GeoMan.ru: Библиотека по географии'