НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    ССЫЛКИ    КАРТА САЙТА    О САЙТЕ  







Народы мира    Растения    Лесоводство    Животные    Птицы    Рыбы    Беспозвоночные   

предыдущая главасодержаниеследующая глава

ДЫРЯВАЯ ЗЕМЛЯ

Два или три года назад карстовед Дмитрий Васильевич Рыжиков нашел в одном из мшистых глухих лесов под Североуральском ключ. Ключ в лесу -находка, казалось бы, не из редких. Но благодаря ей удалось сэкономить несколько миллионов рублей при осуществлении единственного в своем роде замысла.

История эта началась давно.

Еще до войны в Свердловске на одном из заводов молодой геолог Николай Кержавин обратил внимание на руду, которую привезли откуда-то с севера. Это была бедная железная руда. Он положил один образец в карман и потом долго рассматривал его. В руде было что-то необыкновенное. Он отдал ее в лабораторию на химический анализ. Результат оказался ошеломляющим: руда, бедная железом, была богата алюминием. Бокситы!

Но где, в каком районе Северного Урала скрывается эта руда? На заводе не знали. Кержавин срочно выехал в Краснотурьинск, в музей, созданный великим русским минералогом Евграфом Степановичем Федоровым. Этот музей получил в народе название «шкатулки Евграфа» — в честь ученого. «Шкатулка Евграфа» хранила десятки тысяч образцов уральских минералов. День и ночь искал Кержавин в каменном каталоге нужную руду. По условному знаку на одном из образцов узнал, что эта бедная железная руда была взята из горы с ласковым названием «Красная шапочка».

Дальнейшая разведка выяснила, что месторождения бокситов, как бусины, нанизаны на ниточку шестидесятого меридиана. В годы войны сокровища этого меридиана помогли стране обрести боевые крылья.

Зимой 1941 года, когда морозы доходили до пятидесяти семи градусов, отряд строителей отправился в долины рек Калонги и Ваграна. Люди врубались в промерзшую землю, взрывали скалы, боролись со снегами. Недра таили предательскую засаду — карстовые воды. Из пробуренных скважин били пятнадцатиметровые струи. За первые три года шахты бассейна откачали сто миллионов кубометров воды.

И все-таки слой бокситов был вскрыт. По новой железной дороге эшелоны «крылатого» сырья отправились в Краснотурьинск, на только что построенный алюминиевый завод.

Борьба с водой продолжалась и после войны. Сначала единственным способом защиты была глухая оборона. Штреки со всех сторон задраивались стальными листами. Они сдерживали напор воды. Рудник превращался в «подводную лодку». Потом пришло время перейти от обороны к наступлению.

Откуда вода проникает в шахты?

Как-то в речку Вагран специально сбросили грузовик соли. Уже на другой день в забоях шахты «Капитальной» ощущался отчетливый запах хлора. Значит, вода попала в шахту из реки Ваграна. Значит, во всем виноват карст.

Карстовые явления, или сокращенно карст, возникают в тех местах, где неподалеку от земной поверхности залегают известняковые породы. Известняк легко размывается водой. В нем образуются многочисленные коридоры, щели, пещеры, так называемые карстовые полости, по которым и движутся потоки воды, стекающей сюда с поверхности. Шахта в карстовом районе — все равно что дом с прохудившейся крышей. В дождливое время жить в таком доме невозможно: отовсюду льет. Нужно скорее звать на помощь кровельщиков.

Чтобы осушить бокситовый бассейн, нужно было изолировать его от поверхностных вод, «починить» его «крышу». И несколько лет назад здесь началась уникальная операция по отводу рек от шахт. Вначале были заключены в трубы ручьи и ручейки, протекающие непосредственно над шахтами. Затем приступили к повороту русла самой многоводной и самой «худой» реки — Ваграна. Но главная задача состояла в том, чтобы заключить в бетонные желоба все без исключения реки, протекающие в районе, площадь которого составляла несколько сотен квадратных километров!

Речь шла об осушении слоя земли глубиной в двести-триста метров. Это был монументальный проект, и он был принят, так как затраты на его осуществление компенсировались увеличением добычи бокситов. И вот когда обсуждались последние детали проекта, Дмитрий Васильевич Рыжиков и отыскал в лесной глуши ключ. Это казалось невероятным. Ведь ключей не бывает там, где хозяйничает карст. Но вскоре Рыжиков нашел еще несколько ключей. Сделать вывод было не трудно. Карстовая ржавчина не успела изъесть всю землю. В районе бокситовых рудников есть немало участков, где земля не пропускает воды, где ее не нужно «латать». Значит, нет нужды в сплошном бетонировании североуральских рек. Стоимость проекта резко снизилась.

Сейчас уже во многих шахтах бассейна сухо, как в Каракумах.

В Североуральске нам рассказали об одном простом и очень интересном рационализаторском предложении.

При проходке штреков по-прежнему встречаются карстовые полости. Раньше они обрушивали на проходчиков тонны воды, теперь они пусты. И вот их решили использовать для сброса ненужной породы. Незачем вывозить ее на поверхность. Терриконы упрятали под землю.

Издавна считалось, что карст — самый опасный враг горняков. Уральские инженеры и ученые не только справились с этим врагом. Они заставили его служить людям.

предыдущая главасодержаниеследующая глава







© GEOMAN.RU, 2001-2020
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://geoman.ru/ 'Физическая география'

Рейтинг@Mail.ru