GeoMan.ru: Библиотека по географии








предыдущая главасодержаниеследующая глава

Беррике


Куда он повернул курс своего корабля? Все говорит за то, что цель Пифея - достигнуть края ойкумены, предела обитаемой земли. Для этого нужно плыть на север, грекам это уже известно. Пифей- не просто грек, но ученый грек - так и поступил.

Дойдя до Ютландского полуострова и стремясь его обогнуть, он вошел в пролив Эресунн и оказался у берегов Скандинавии. В его перипле звучат явно скандинавские названия островов. Он называет "Скандию, Думну, Берги и самый большой среди них Беррике, с которого чаще всего плавают к Туле" (58, IV, 104). Сопоставлять Берги с Бергеном, Беррике с Брекнехольменом, как это иногда делают, рискованно, хотя не исключено, что в современных названиях звучат слова местных племен древнейшей эпохи. Но острова Думну и Скандию можно достаточно уверенно отождествить с нынешним островом Зеландия, заселенным не позднее VI в. племенами данов (дамнов, думнов), и мысом Фальстербудде на полуострове Сконе (Сканёр) по ту сторону Эресунна. В IV в. до н. э. этот мыс, вероятно, еще был островом, отделенным от Сконе проливом примерно там, где ныне проходит канал Фальстербу. В средние века область Сконе называли Сканией (этот топоним употреблял, в частности, датский хронист рубежа XII - XIII вв. Саксон Грамматик), что очень близко к Пифеевой Скандии.

(Здесь мы сталкиваемся с удивительным фактом, который может увести нас далеко в сторону от Скандинавии. Местность Сконе имеется также и в Шотландии. Она знаменита так называемым Сконским камнем, на котором еще в средние века приносили присягу английские короли во время коронации и который впоследствии был вделан в подножие британского трона. Этот топоним принесли с собой кельты, колонизировавшие Британские острова. Возможно, это были племена дамнониев, осевшие на реке Клайд, или думнониев, облюбовавших себе Девоншир. Кто знает, не послужили ли причиной их миграции те самые явления, которые изменили облик Северной Ютландии и Южной Скандинавии. Существование в наши дни селения Думстен на шведском берегу Эресунна, в районе самого узкого места пролива, может свидетельствовать также и о том, что думны заселяли некогда юг Скандинавии.) Бытующее же мнение о том, что под Скандией скрывается Скандинавия, которая была тогда якобы отделена от материка проливом (так считали до XI в.1), не выдерживает критики: во-первых, Скандинавия не подвергалась столь серьезным катаклизмам по крайней мере с времен последнего оледенения; во-вторых, Беррике в этом случае не мог бы быть "самым большим среди них", самой крупной была бы Скандия.

1 (В труде историка I в. Помпония Мелы (53, III, 54) Скандинавия названа островом, но именно под своим именем, а не Скандия. Плиний называет ее Скатинавией)

Беррике всецело завладел вниманием Пифея, как только он узнал, что это отправной пункт плавания к Туле. По созвучию с многими скандинавскими названиями Беррике склонны искать именно здесь. Но это не так. Пифей почти ничего не сообщает о Скандинавии. Зато много рассуждает об острове, названном им Британией - по имени населявших его аборигенов, которых кельты именовали беритами или бриттами. Не этот ли "самый большой" остров скандинавы называли Беррике? Вернее всего, да. Но не уводит ли такой маршрут от Туле? Британия ведь лежит к западу от Скандинавии, а не к северу. Что ж, Пифей не спешил, его вояж длился несколько месяцев. Не будем спешить и мы.

Пройдя Кимврийский Херсонес (так античные ученые называли северную оконечность Ютландии - по имени населявших ее кимвров, соседей тевтонов) и дойдя примерно до Бергенфьорда, Пифей взял курс на запад и после полуторасуточного плавания достиг Шетландских островов, а вскоре разыскал и Беррике. "В этом море расположены весьма крупные острова, которые называют Британскими, - Альбион и Иерна... Кругом... также множество малых островков, которые окаймляют эту часть суши, словно венец" (60, 3)1. Этот "венец" - Оркады (Шетландские и Оркнейские острова), пройденные и изученные по пути к Беррике2.

1 (Нередко встречающийся перевод "окружают венком" (см., напр., 38, с. 178) не вполне удачен, так как не существует архипелага, окружающего материк или соизмеримый с ним остров венком (т. е. кольцом) в собственном смысле слова. Греческие στεφανη, στεφανος; (венок), στεφανιαιος (в виде венка) и περιστεφανοω (окружать венком, опоясывать) фактически равнозначны словам ’επικρανον, ’αμπυξ или ’αναδημα, обозначающим головную повязку, имеющую вид диадемы (διαδημα), или υπουυμις (венок, надевавшийся на шею). В русском ближе всего к этому понятию полукруглые диадема или венец (наподобие кокошника). Удивительно близко к истинной картине другое значение слова στεφανη - "зубчатая стена" (=υριγκοια). Гористые острова, вытянувшиеся дугой вдоль северобританского побережья, действительно похожи и на венец, и на зубчатую крепостную стену, но отнюдь не на венок)

2 (Оркадами (по имени Орка - бога смерти) называли эти два архипелага римляне, принимая их за один. Они помещали там вход в загробный мир. В немецкой "Народной книге о докторе Фаусте" (II, 27), написанной в 1527 г., сообщается, что "Оркадами называются острова великого моря, расположенные в британских владениях, числом 23. Из них 10 пустынны, а 13 обитаемы" (Легенда о докторе Фаусте. М., 1978, с. 7). Судя по количеству островов, это могут быть только Фареры)

Итак, Пифей в Британии. Вот тут-то и начинается самая злостная дезинформация, которой не могли простить древние.

Полибий, описывая североевропейские страны, не может обойтись без Пифея, который "осмелился наговорить столько лжи относительно Британии" (38, С190) и "многих ввел в заблуждение" (33, С 104). Но мыслимое ли дело, обойти за 40 дней пешком всю Британию (28, 34), окружность которой превышает 40 000 стадиев (7104 км)! А ведь обошел-таки. Хотя, по-видимому, не везде пешком. По данным Британского адмиралтейства, длина побережья Великобритании - 8029 км (69, с. 7). Если вычесть длину побережья Ла-Манша (971 км), можно лишь недоумевать, как удалось Пифею получить столь точные данные. И еще - как он умудрился определить конфигурацию острова, не побывав на его южном берегу. Возможно, прав Р. Хенниг, утверждая, что "до Пифея был известен только крайний юг Британских островов, да и то поверхностно" (38, с. 184). Но насколько поверхностно? Не настолько ли, чтобы не терять времени на исследование известного?

Хенниг деликатно избегает слова "ложь" и называет недоразумением или опиской приводимое Плинием утверждение Пифея о том, что на островах "к северу от Британии высота морского пролива составляет LXXX римских локтей" (58, II, 99). 80 римских локтей (кубитов) - 35,52 м. Оставим эту цифру на совести Плиния, ибо в IV в. до н. э. греки еще не пользовались римскими мерами, но заметим, что в Ла-Манше прилив достигает XXX кубитов (13,32 м) и даже больше1. Видимо, это действительно описка, но не Пифея, а его римского переписчика или комментатора, трудами которого воспользовался Плиний. Не означает ли это, что к его времени (24 - 79 гг.) оригинал перипла был уже утрачен?

1 (По данным БСЭ (3-е изд., ст. "Приливы") - до 15 м. Чуть меньше высота приливов в Бристольском заливе - 12 м (70, с. 531), далее к северу разница между названной Плинием и реальной величиной еще больше)

Аэций спешит заверить в своей непричастности к убеждению Пифея в том, что "в этом месте полная луна рождает половодье, а убывающая - морской отлив" (42, III, 17). Луна есть и в Греции, позволительно ли сочинять этакие небылицы? Достаточно заглянуть в Аристотеля, дабы убедиться, что все дело в ветре и в особых свойствах побережья1.

1 (К мысли о связи уровня воды с фазами Луны греческая наука уже подходила достаточно близко. Тот же Аристотель во "Второй аналитике" связывал разливы Нила в конце месяца с убывающей луной)

Астроном Гемин цитирует (без всяких комментариев) еще одну "ересь", обнаруженную в перипле Пифея, - о белых ночах (51, VI, 8, 9; 58, IV, 104). Впрочем, комментарии и не нужны: в Греции таких ночей не бывает, ложь самоочевидна.

Страбон за недостатком аргументов переходит на личности. Противопоставляя данным Пифея собственный кругозор, он называет его "отъявленным лгуном" (33, С 63), который "всюду обманывает людей" и "совершенно извращает истину", но которого "можно еще извинить, как мы прощаем фокусникам их выдумки, ведь это - их специальность" (33, С 102). Он высмеивает сообщения о населенности высокоширотных земель1; категорически отрицает существование Туле и большого мыса в Кельтике (полуостров Бретань), а заодно и то, что этот мыс населен оетимиями (или осисмиями, как их называет Страбон), хотя о них упоминал также Цезарь; сомневается в достоверности всех сведений, относящихся к Галлии, да и вообще в том, что "честный человек - и к тому же бедняк - мог проехать такое большое расстояние по морю и суше", дойти до пределов моря и исследовать всю часть Европы, лежащую на Севере; возмущается вообще всеми выдумками Пифея, "которые тот прикрывал своими сведениями из астрономии и математики" (33, С 295). Единственное, в чем Страбон согласен с Лжецом, - это то, что Британия имеет форму треугольника.

1 (Он, в частности, пишет об острове Иерне (Ирландии), "который лежит за Британией и из-за холода почти необитаем, так что области, лежащие дальше, считаются ненаселенными")

Пожалуй, один только Гиппарх без тени иронии подтверждает сообщение Пифея о том, что "небесный полюс лишен звезды, это пространство свободное, а рядом с ним имеются три звезды, расположенные так, что вместе с полюсом образуют почти правильный четырехугольник" (52, с. 30): гномоны Пифея и Гиппарха были устроены совершенно одинаково. В самом деле, не от полудиких же варваров получил Пифей эти сведения. Ведь цивилизованные греки ничуть не сомневались, что Полярная звезда - это и есть полюс.

Варвары... Так греки, а потом римляне называли всех, чья речь и культура отличались от их собственных. Но археолог Колин Ренфрью установил, что раскопкц на Оркнейских островах "дали образцы для радиоуглеродного анализа, датируемые теперь 2300 годом до нашей эры. Стало быть, здесь, на севере Европы,жители отдаленных островов могли мастерски, без помощи металлических инструментов, обрабатывать камень в тот период, когда строились египетские пирамиды... Радиоуглеродная революция доказала нам, что жившие здесь люди были в числе древнейших архитекторов Земли".

Варвары? Греки ничего о них не знали. Но уже Эратосфен со свойственным ему здравомыслием "критикует тех, кто делит все человечество на две группы - на греков и варваров", и предлагает "делить людей по хорошим и дурным качествам, ибо есть не только много дурных греков, но и много образованных варваров" (33, С 66). Может быть, он вспоминал при этом, что вся греческая культура произошла от варварской и племенной: письменность заимствована у финикийцев, математика - у египтян и вавилонян, архитектура - у ионян и дорийцев и т. д. Не сыграло ли роль в такой позиции знакомство с трудами Пифея, который общался с варварами, получал от них знания, но был всеми осмеян?

Однако главные обвинения, бросаемые Пифею на протяжении многих веков, относятся все-таки к загадочному острову Туле. Ему посвящено немало страниц чуть ли не на всех языках мира.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



При копировании отдельных материалов проекта (в рамках допустимых законодательством РФ) активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:

'GeoMan.ru: Библиотека по географии'