GeoMan.ru: Библиотека по географии








предыдущая главасодержаниеследующая глава

Схерия (остров феаков)


Куда же проложил Одиссей свой новый курс? Казалось бы, на Итаку, как и заключает большинство комментаторов, полагающих, что феаки жили по пути от Огигии к Итаке. Действительно, Зевс разрешил наконец Одиссею плыть домой, но не сразу. Сперва он должен специально посетить Схерию, лежащую где-то в стороне и от Итаки, и от острова Калипсо. Там ему вручат богатые дары, скомпенсирующие все потери, и с почетом проводят домой (12, V, 33 - 40):

Морем, на крепком плоту, повстречавши опасного много, 
В день двадцатый достигнет он берега Схерии тучной, 
Где обитают родные богам феакийцы; и будет 
Ими ему, как бессмертному богу, оказана почесть; 
В милую землю отцов с кораблем их отплыв, он в подарок 
Меди, и злата, и разных одежд драгоценных получит 
Много, столь много, что даже из Трои подобной добычи 
Он не привез бы...

Так повелел Зевс. Калипсо указала Одиссею путь, ориентируя его по Большой Медведице (которую, кстати, греки называли Каллистой) (12, V, 271 - 280):

                      ...сон на его не спускался 
Очи, и их не сводил он с Плеяд, с нисходящего поздно 
В море Воота, с Медведицы, в людях еще Колесницы 
Имя носящей и близ Ориона свершающей вечно 
Круг свой, себя никогда не купая в водах Океана. 
С нею богиня богинь повелела ему неусыпно 
Путь соглашать свой, ее оставляя по левую руку. 
Дней совершилось семнадцать с тех пор, как пустился он в море; 
Вдруг на осьмнадцатый видимы стали вдали над водами 
Горы тенистой земли феакиян...

Обращает на себя внимание интересная деталь, которая "мешает" приверженцам "океанской" версии маршрута: эти же звезды светили грекам под Троей. Случайность? Или Одиссей вернулся на круги своя, оказавшись после многолетних странствий вблизи их исходного пункта? Вероятно, можно все же рискнуть, предположив, что Гомер в своих астрономических описаниях столь же точен, как и в географических, приведших Шлимана к Трое. И тогда обнаруживаются удивительные вещи. Астрономы выяснили, что если принять широту плавания Одиссея 39°57′30″ с. ш. (параллель Трои), а время - июль (что не противоречит поэме), то именно при таких условиях Одиссей мог выполнить наказ нимфы: в этот период в Эгейском море Плеяды сменяют на небе Воота (Волопаса), а Колесница совершает свой небесный путь, не касаясь горизонта. И это начало самого опасного периода для средиземноморских мореходов.

Большинство исследователей "Одиссеи" отождествляет Схерию с Керкирой (Корфу), базируясь лишь на указаниях древних авторов о том, что там существовал культ Алкиноя - царя феаков. Средняя широта Керкиры - 39°40′. Казалось бы, все верно. Но, во-первых, от Крита невозможно плыть к Керкире, имея Медведицу слева, а во-вторых, совершенно необъясним тот факт, что два царя, Алкиной и Одиссей, будучи, по существу, соседями, ничего не слышали друг о друге. Да и провожать феакам Одиссея было ни к чему: Итака рядом. Если Схерию отождествить с островом феаков, упоминаемым в "Аргонавтике", получается и вовсе бессмыслица: Одиссей отправился обратно на Сицилию. В чем же дело?

Последуем дальше за Гомером, который, по мнению Эратосфена, "никогда напрасно не бросает эпитетов" (33, С 16):

...Земли колебатель могучий, покинув
Край эфиопян, с далеких Солимских высот Одиссея
В море увидел...

"Страна, где ныне обитают ликийцы, - читаем у Геродота, - в древности называлась Милиадой, а жители ее именовались солимами" (9, I, 173). Ликия располагалась на юго-западе Малой Азии, Солимские высоты - это Западный Тавр, высота которого достигает 3086 м (гора Акдаг). По отношению к Криту он расположен на северо-востоке, т. е. Медведица остается слева. Тацит приводит версию, что солимы - это иудеи, основатели Иеросолимы (Иерусалим), пришедшие в Азию с Крита и назвавшиеся именем горы Иды (в пещере которой родился Зевс) - идеи; позднее это имя "в устах варваров" превратилось в "иудеи" (34г, V, 2). Таким образом, Гомер косвенно, а Тацит непосредственно приводят нас к Криту, а оттуда к Малой Азии.

"Ликийцы же, - пишет Геродот, - первоначально пришли из Крита..." (9, I, 173)1. Гомер конкретизирует, уточняя прописку (12, VI, 3 - 6)

1 (М. М. Кобылина (86, с. 15), анализируя археологические находки, приходит к выводу, что карийский Милет основали переселенцы из критского Милета, перенесшие в Малую Азию кроме названия и некоторые черты культуры)

...любезных богам феакийцев, 
Живших издавна в широкополянной земле Гиперейской, 
В близком соседстве с киклопами, диким и буйным народом, 
С ними всегда враждовавшим, могуществом их превышая...

Гиперея - это, скорее всего, "гиперборен", т. е. местность, расположенная "за Эей", "далее Эи" (сравните: "гипербореи" - народ, живущий на крайнем севере, "за Бореем"). Логично при этом предположить, что отсчет "за" и "до" велся от Греции. Это не противоречит и второму возможному толкованию этого слова (по созвучию): "Гесперия" (запад вообще и Италия в частности). Тогда Гиперея - это все, что находится к западу от долготы Эи (13°3′ в. д.). "Меридиан Кирки", проходя через сицилийский город Алькамо, отсекает западную часть острова вместе с Эгадским архипелагом. Если допустить, что это и есть Гиперея, то налицо близкое соседство с киклопами и, добавим, с лестригонами. Миграция ликийцев (солимов) вырисовывается, таким образом, достаточно четко: Сицилия - Крит - Малая Азия. Все эти три пункта вполне могли в разное время именоваться островом феаков. Но, как мы имели уже возможность убедиться, и маршрут аргонавтов, и маршрут Одиссея приводят нас в Эгейское море. Феаки говорят о себе (12, VI, 203 - 205):

                     ...Живем мы 
Здесь, от народов других в стороне, на последних пределах 
Шумного моря, и редко нас кто из людей посещает.

Под "последними пределами шумного моря" можно понимать прибрежный остров, лежащий в стороне от торговых путей. Таких островов много в Эгейском море, есть они и у берегов Малой Азии. Очевидно, нас должны заинтересовать прежде всего эти берега вблизи Проливов: вспомним историю преследования аргонавтов колхами, которые быстро (всего за день) достигли Схерии, отправившись к ней из Черного моря.

Верный себе, Гомер и здесь дает привязку к известным пунктам. Он указывает, как летела в свой город Афина от Схерии (12, VII, 79 - 81):

Морем бесплодным от Схерии тучной помчавшись, достигла 
Вскоре она Марафона; потом в многолюдных Афинах 
В дом крепкозданный царя Эрехтея вошла.

Именно упоминание ничем в то время не примечательного Марафона дает ключ к уточнению местоположения Схерии. Марафон расположен в 25 - 30 км северо-восточнее Афин. Линия, соединяющая Афины и Марафон, пройдя над "морем бесплодным", упирается в Трою! Гомер словно подтверждает свои астрономические выкладки географическими.

На Малую Азию указывают и другие обмолвки поэта: описание сада Алкиноя (черта, обычная для восточных народов и незнакомая грекам), определение о. Эвбеи (Негрепонта) как предела моря (так считали жители Малой Азии, но ни в коем случае не жители греческого архипелага) и некоторые другие.

Какой же остров у анатолийских берегов следует признать счастливой утопической Схерией, столь любовно и подробно описанной Гомером? Маршрут Афины - Троя пролегает точно над островом Имроз. Заманчиво, но верно ли?

Войдем на минуту во дворец Алкиноя. Царь послал за лучшим на Схерии аэдом Демодоком, чтобы развлечь Одиссея (12, VIII, 62 - 64, 73 - 75):

           ...с знаменитым певцом Понтоной возвратился. 
Муза его при рождении злом и добром одарила: 
Очи затмила его, даровала за то сладкопенье. 
Муза внушила певцу возгласить о вождях знаменитых, 
Выбрав из песни, в то время везде до небес возносимой, 
Повесть о храбром Ахилле и мудром царе Одиссее...

Не может быть никаких сомнений, что в облике Демодока Гомер изобразил самого себя. Он был слеп. Он был певцом и поэтом - аэдом. Его поэмы начинаются с обращений к музе: "Гнев, богиня, воспой Ахиллеса..."; "Муза, скажи мне о том многоопытном муже..." Значит, Схерия - его родина? Вспомним, какие города претендовали на честь называться родиной Гомера. Четыре из них расположены в Малой Азии: Смирна, Колофон, Хиос и Родос. Имроза среди них нет. Отвергнув первые два как материковые города, а Родос как не соответствующий тексту поэмы, получаем Хиос, подобно Схерии, "черным щитом" (12, V, 281) лежащий на поверхности моря, прикрывая берега Малой Азии. Очертания Хиоса даже сегодня отдаленно напоминают конфигурацию ахейских щитов, известных по рисункам на вазах. О Керкире этого никак не скажешь. Средняя широта Хиоса - 38°20′, она близка к параллели Трои.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



При копировании отдельных материалов проекта (в рамках допустимых законодательством РФ) активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:

'GeoMan.ru: Библиотека по географии'