GeoMan.ru: Библиотека по географии








предыдущая главасодержаниеследующая глава

Остров Лотофагов


Расставшись с фракийским племенем киконов, с которым он поступил вполне по-пиратски, Одиссей устремился на юг, в обход Пелопоннеса, - туда, где его ждали родная Итака, верная Пенелопа и как минимум пожизненная слава. И тут о нем совершенно некстати вспомнили боги, которые постоянно вмешивались в ход Троянской войны, а теперь надумали вмешаться в судьбы ее основного участника (из оставшихся в живых) и злого гения троянцев (12, IX, 67 - 68, 79 - 84):

Вдруг собирающий тучи Зевес буреносца Борея,
Страшно ревущего, выслал на нас...
Мы невредимо бы в мирную землю отцов возвратились,
Если б волнение моря и сила Борея не сбили
Нас, обходящих Малею, с пути, отдалив от Киферы.
Девять носила нас дней раздраженная буря по темным
Рыбообильным водам; на десятый к земле лотофагов,
Пищей цветочной себя насыщающих, ветер примчал нас.

Комментируя этот пассаж, Полибий справедливо отмечал, что "несущие гибель ветры" совсем не то, что "заставляющие корабль плыть по прямому курсу", а следовательно, указанная Гомером продолжительность плавания не соответствует фактическому расстоянию при существующих возможностях кораблей. Аргументация его остроумна и убедительна: "Если принять, что расстояние от мыса Малей до Геракловых Столпов составляет 22 500 стадиев, и если... предположить, что оно было пройдено в 9 дней с одинаковой скоростью, то расстояние, покрываемое каждый день, соответствовало бы 2500 стадиям. Но кто же когда-нибудь видел, что какой-нибудь человек прибыл из Ликии или Родоса в Александрию за 2 дня, хотя расстояние между этими пунктами только 4000 стадиев?" (33, С 25).

Это, безусловно, верно применительно к чисто гребному судну. Но Одиссей кроме полусотни могучих гребцов располагал еще парусом. А с двойным движителем да еще при постоянном, хотя и буреносном ветре условия, поставленные Гомером, вполне могли быть выполнены. Не следует, правда, забывать и о том, что это все-таки эпос, где и время течет по-иному, и пространство подвластно герою, и боги помогают, и числа округляются... Не стоит требовать от мифа бухгалтерской точности, достаточно удовлетвориться правдоподобием. В конце концов, Гомер не совсем точно называет и ветер, что не было замечено Полибием.

Строго говоря, Борей (северный ветер) должен был отбросить флот Одиссея от южной оконечности архипелага - острова Киферы (Китира) в Киренаику, к мысу Зефирию (Эль-Хилаль). К острову лотофагов ("пожирателей лотоса") Одиссея мог доставить северо-восточный, получивший позднее имя Эвриклидон ("вздымающий широкие волны")1, но во времена Гомера (или Одиссея?) знали только четыре основных ветра, да и те толковали довольно широко: например, Борей не только северный ветер, но и северо-восточный; Зефир - не только западный, но и северо-западный.

1 (Если быть совсем точным, то Одиссей должен был иметь дело с восточно-северо-восточным ветром, но греки такого румба не знали. Возможно, Эвриклидон включался в это понятие)

Если вспомнить эпос об аргонавтах, то нетрудно представить, насколько дурной славой пользовался у моряков мыс Малея: именно отсюда буря забросила "Арго" в Тритониду, откуда они начали новый круг своих странствий. И это неудивительно. Лоции всего мира отмечают, что в Средиземном море почти круглый год господствуют западные и северо-западные ветры, причем последние особенно характерны для восточной части моря, где штормы и циклоны - Довольно частое явление. Ветры здесь настолько сильны, что способны изменять направление течений, отклоняя их в ту или иную сторону.

Еще страшнее для моряка северо-восточный ветер, с которым, очевидно, и имели дело Ясон и Одиссей. (Это свидетельствует о постоянном направлении штормовых ветров в определенный сезон, когда, по-видимому, имели место оба путешествия.) Проносясь над бесчисленными островами, словно сыпь усеявшими поверхность Эгейского моря, наталкиваясь на бесконечные излучины побережья, Эвриклидон несет с собой большие массы воды, которые образуют здесь картину, напоминающую кипящий котел. При этом наиболее опасными местами оказываются как раз мыс Малея, отделяющий Лаконский залив от Критского моря, и мыс Тенар (Тенарон), разделяющий заливы Лаконикос и Месиниакос. Недаром на Тенарском мысу греки помещали один из входов в Аид. Морское дно у южной оконечности Пелопоннеса представляет собой настоящее кладбище кораблей.

У берегов Африки, очевидно, и следует искать остров лотофагов - негаданный приют Одиссея. Что же это за остров и где он находится? Ответ может быть лишь один, и притом предельно точный. В заливе Малый Сирт (Габес), в двух километрах от тунисского города Эль-Джурф, лежит о. Джерба. В том, что это и есть остров лотофагов, не сомневались даже античные исследователи "Одиссеи", например Эратосфен - автор крылатой фразы о том, что "можно найти местность, где странствовал Одиссей, если найдешь кожевника, который сшил мешок для ветров" Эола (33, С 24)1. С древнейших времен до наших дней излюбленным лакомством джербийцев и жителей близлежащего побережья является растение семейства зизифоровых Zizyphus letus, плоды которого из-за примеси эфирных масел очень ароматны и внешне напоминают лотос, а вкусом - мед. В переводе название растения означает "плод смерти" или "плод забвения". Очевидно, это древнее название, узаконенное потом ботаниками, ввело в заблуждение и Гомера, который сообщает о спутниках Одиссея (12, IX, 93 - 95), что

1 (Страбон упоминает об алтаре Одиссея на Джербе, или Менинге, и на этом основании считает его островом лотофагов (33, С 834))

                                 ... лишь только
Сладко-медвяного лотоса каждый отведал, мгновенно
Все позабыл...

"Забывчивость" греков объясняется гораздо прозаичнее. Послушаем Геродота: "На побережье... обитают лотофаги. Они питаются исключительно плодами лотоса. Величиной же [плод лотоса] приблизительно равен плоду мастикового дерева, а по сладости несколько похож на финик. Лотофаги приготовляют из него также вино" (9, IV, 177). Как говорится, истина - в вине. Моряки попросту злоупотребили вкусным напитком, обладавшим к тому же из-за примеси эфирных масел наркотическими свойствами, и результат не заставил себя ждать:

Силой их, плачущих, к нашим судам притащив, повелел я
Крепко их там привязать к корабельным скамьям...
предыдущая главасодержаниеследующая глава



При копировании отдельных материалов проекта (в рамках допустимых законодательством РФ) активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:

'GeoMan.ru: Библиотека по географии'