GeoMan.ru: Библиотека по географии








предыдущая главасодержаниеследующая глава

Нуждаются в особой защите

Если продолжить разговор о событиях, связанных с загрязнением Мирового океана, и путях решения этой сложной проблемы, то лучше всего обратиться к Балтийскому морю - мощной транспортной магистрали, через которую проходит сейчас едва ли не десятая часть всех морских грузов мира, а ее доля в площади Мирового океана, можно сказать, ничтожна. Балтика чрезвычайно чувствительна к внешним воздействиям. Как и другие внутренние моря, она имеет слабую связь с Мировым океаном, и самоочищающая ее способность крайне ограничена. В то же время ее зависимость от материка очень большая. К ее берегам примыкают семь стран с высокоразвитой промышленностью, транспортом, сельским хозяйством, коммунальными службами. Только в портовых городах этих стран живет почти десять миллионов человек. Две с половиной сотни рек и речек впадает в Балтику. Что они несут этому морю? Сможет ли оно справиться со всем тем, что в него попадает?

Если сравнить Атлантику с Балтикой, то получаются разительные цифры, над которыми прежде всерьез не задумывались. Балтика меньше Атлантики в двести раз по площади и почти в пятнадцать тысяч раз по объему! И если в Мировом океане, по свидетельству специалистов, жизнь за последние двадцать лет сократилась почти наполовину, то какова в этом плане перспектива Балтийского моря? В самом деле, по докладу Международного союза по охране природы и природных ресурсов семьдесят процентов нерестилищ океана стали непригодными для воспроизводства, десятки наиболее ценных промысловых видов рыб уже практически уничтожены - полностью или частично.

Что можно сказать о Балтике?

Нельзя забывать об одной очень существенной особенности Балтики: она впадает в Атлантику, куда несет почти пятьсот кубических километров воды в год. Закроем мысленно проливы и убедимся, что уровень Балтийского моря начнет повышаться на сто двадцать четыре сантиметра в год, тогда как, например, Средиземное море в таких условиях снижало бы свой уровень примерно на метр, поскольку с его поверхности испаряется воды больше, чем приносится в море. Выходит, Балтика подобна гигантскому отстойнику, котловану очистного сооружения, в который материк "сливает" свои воды перед тем, как сбросить их в океан.

Во времена не очень давние над этим не задумывались. Раньше запрещалось откачивать за борт трюмную воду лишь в гаванях и на рейдах. Куда же ее качали? Конечно же, в море. Но моря, как корабли, сигналов бедствия не подают, они гибнут молча. Это забота людей - заметить, что море терпит бедствие, срочно сменить курс и оказать ему помощь.

Чтобы эта помощь была своевременной и эффективной, необходима добрая воля всех государств, от которых зависит судьба моря. И Прибалтийские государства проявили эту добрую волю - подписали две очень сажные конвенции. Одна из них, принятая в 1973 году в Гданьске, посвящена проблемам рыболовства и охраны живых ресурсов в Балтийском море и проливах Большой и Малый Бельт. Важность такого соглашения нетрудно понять, если вспомнить, что Балтика дает более двенадцати процентов всей мировой добычи рыбы. Основную часть улова составляют салака, шпрот, треска. Ловят в Балтике угря и лосося.

Кстати, о лососе. До сих пор не отменена Международная конвенция 1885 года о регулировании вылова лосося в бассейне Рейна, хотя в этой реке давно уже нет не только лосося, но и, наверное, ничего живого. Бездумное, хищническое хозяйствование с единой оглядкой на своекорыстный интерес, на барыши довело до того, что прекрасная река, воспетая поэтами многих поколений, превратилась в сточную канаву в центре просвещенной Западной Европы. И только в 1976 году прирейнские государства договорились о совместной защите реки - подписали соответствующую конвенцию.

Этот небольшой экскурс в прошлое когда-то богатого лососем Рейна, думается, поможет в полной мере понять важность второй конвенции, принятой Прибалтийскими государствами в 1974 году в Хельсинки. Семь государств - ГДР, Дания, Швеция, ПНР, СССР, Финляндия и ФРГ - договорились принимать все меры, чтобы не допускать загрязнения моря с воздуха, по воде или любым другим образом опасными веществами, которые перечислены в специальном списке. Среди них ртуть, мышьяк, фосфор, фенол, стойкие пестициды.

Установлено систематическое наблюдение за состоянием морских пространств по единой системе в целях своевременного выявления фактов загрязнения морской среды, определения его источников и организации эффективной борьбы с аварийными розливами нефти и ядовитых веществ. Предусмотрен и действует так называемый мониторинг, т. е. систематический контроль за физическими и биологическими показателями морской среды на Балтике, четко определены единые методы отбора проб и выполнения анализов.

Нет на Земле и никогда не было двух совершенно одинаковых людей, как нет двух Одинаковых морей. У каждого свои обстоятельства рождения, развития и жизни, свой характер, своя судьба. Сравним два наших северо-западных моря: Балтийское и Белое. Оба они почти отделены от океана - лишь узкие и мелкие проливы обеспечивают некоторый обмен вод. Обоим морям свойственны малые глубины, сложный рельеф дна, большой материковый сток пресной воды и связанная с этим низкая соленость.

Над просторами обоих морей дуют ветры, вызывая штормы, от которых зависит перемещение поверхностных вод и насыщение их кислородом. Казалось бы, все одинаково. Однако существует между двумя этими морями важное различие: на Балтике практически нет приливов, а на Белом море они есть. Мощная приливная волна из Баренцева моря - одного из самых больших наших морей - дважды в сутки накатывает на берег, переворачивая камни и выбрасывая водоросли, а затем отходит. В районе Мезенской губы прилив достигает семи метров. Не случайно энергетикам пришла мысль именно здесь построить приливную электростанцию большой мощности.

В результате систематического приливного перемешивания глубинные воды Белого моря постоянно освежаются, не говоря уже о поверхностных слоях. С Балтикой природа обошлась в этом отношении намного суровее: ей для одного только обмена вод, особенно глубинных, нужны многие годы.

Отсутствие приливов и очень неблагоприятный рельеф дна - ряд последовательных котловин, разделенных порогами, - привели к устойчивому расслоению вод по солености и плотности. Этим и объясняется весьма неприятное явление застоя вод в глубинах Балтики, называемое стагнацией. При застое только кажется, что ничего не происходит. На самом же деле происходит самое страшное: перерождение среды, подчас необратимое.

Никакой шторм на поверхности, даже самый жестокий, не Доносит до глубин живительного кислорода. В котловинах начинает накапливаться сероводород. Сероводород - это смерть, отсутствие жизни во всех ее формах, кроме некоторых бактерий.

В наиболее глубоких балтийских впадинах периодически происходит то некоторое накопление кислорода, то его исчезновение в связи с большим расходом на процессы окисления. Тогда начинается рост концентрации сероводорода в результате "работы" анаэробных бактерий, не нуждающихся в кислороде. Такие циклы "кислород - сероводород" в последнее время проявляют себя все чаще, причем количество растворенного в воде кислорода заметно убывает с годами.

Сейчас уже нет необходимости призывать людей делать все, чтобы не отягощать, а снижать нагрузку на Балтийское море, особенно в пиковые периоды, когда по неблагоприятным климатическим обстоятельствам свежей океанской воде, идущей через Северное море, долгое время не удается пробиться через пороги в глубь Балтики и хотя бы немного освежить нижние, застойные слои ее вод. У здравомыслящих людей уже нет сомнения в том, что сброс ядовитых веществ губителен для моря, и поэтому оздоровление Балтики стало актуальной задачей всех Прибалтийских государств.

У Черного моря путь к океану длиннее, чем у Балтики. Он лежит через Мраморное и Средиземное моря, представляющие собой цепочку морей. А если добавить сюда еще и Азовское, составляющее с Черным единый бассейн, то от него до океана путь еще длиннее.

Казалось бы, какая малость Азовское море - оно содержит воды почти в две тысячи раз меньше, чем Черное, и в семьдесят пять раз - чем Балтийское. И все же назвать его просто мелководным заливом Черного моря нельзя, потому что оно самостоятельное, иное по химическому составу воды и по другим важным признакам - климатическим, погодным и так далее, о чем знают даже... рыбы.

Не случайно нигде нет сельди, похожей на керченскую, которая нерестится и нагуливает жир в Азовском море, а зимует в Черном. Ее ловят в районе Керченского пролива в ту самую пору, когда ее вкусовые качества наилучшие. То же можно сказать и об азовской хамсе, зимующей в Черном море. С нею, по утверждению знатоков, не сравнимы ни хамса черноморская, ни килька, ни тюлька, живущие в других бассейнах.

В сильно опресненной воде Азовского моря сложились уникальные природные условия для размножения и роста рыбы. Потому-то и уловы здесь всегда были немалые. Сейчас положение заметно ухудшилось. И не потому, что воду отравили. Ее просто разобрали из рек еще до их впадения в Азовское море. Оно из-за этого стало пополняться соленой черноморской водой, поступающей через Керченский пролив. Все интенсивнее используются воды Кубани и Дона на сельскохозяйственные, промышленные и бытовые нужды. А Дон, кроме того, в результате постройки Цимлянского водохранилища стал еще более "тихим Доном". И рыбий корм, который несла река прежде в Азовское море, оседает в этом водохранилище, как, впрочем, в любом водохранилище, будь то на Волге или на другой реке.

Ликвидацию этой несправедливости по отношению к Азовскому морю специалисты видят в постройке Керченского гидроузла, который должен регулировать обмен вод между двумя морями: приток соленой, более тяжелой черноморской воды в придонном слое и отток опресненной азовской воды - в поверхностном.

Как видим, водообмен - очень важен для жизни Балтики, Азовского, Черного и других морей. Вернемся к Черному морю. Оно больше Балтики по объему вод в двадцать пять раз, а по площади примерно равно ей. Казалось бы, возможность самоочищения, устойчивость к загрязнению у Черного моря должны быть достаточно велики. На самом же деле это не так. Пригодная для жизни вода составляет около тринадцати процентов от всего объема моря, остальная вода "мертвая" - зараженная сероводородом. Она подстилает верхний довольно тонкий слой теплой "живой" воды. Сероводород встречается на глубинах двести, сто пятьдесят (местами даже шестьдесят) метров и меньше.

Время подъема на поверхность глубинных вод оценивалось в тысячу восемьсот лет и более. Это дало кое-кому повод выдвинуть идею об использовании Черного моря для захоронения радиоактивных отходов. Наиболее рьяными поборниками этой идеи были заокеанские воротилы от военно-промышленного бизнеса - море-то от них далекое. Более поздние исследования, выполненные советскими учеными, показали, что вертикальный водообмен в Черном море составляет от ста тридцати до четырехсот лет. Мало того, что этот срок достаточно короткий, скорость подъема глубинных вод может в отдельных случаях оказаться еще выше.

Попытки обоснования возможности захоронения радиоактивных отходов в Черном море и реальные свалки этих отходов в океане показывают, как далеко можно зайти, если не считаться с особенностями природы. За примерами далеко ходить не надо. В Англии спускали радиоактивные отходы по трубам в Ирландское море, в США - в воду реки Теннесси. Иногда США топили их в контейнерах в океане. Нетрудно себе представить, что будет, когда эти контейнеры разрушатся от времени. Нельзя забывать о том, что Мировой океан - единое и неразрывное целое. Нет такого моря, куда рано или поздно не. проникают его воды.

Опасность лучевого поражения заставила людей принять меры. Сейчас сброс радиоактивных отходов в океан резко сократился. Их теперь стремятся заложить куда- нибудь поглубже на суше. Для этого используют старые шахты, штольни. Отходы запаковывают в прочные контейнеры. На суше эти контейнеры можно временами осматривать для оценки их состояния.

Живописны песчаные берега Средиземного побережья Африки. На многие километры тянутся прибрежные дюны, поросшие вечнозелеными кустарниками и реликтовой сосной. Местами отвесные скалы подступают к самой воде. Однако эта красота обманчива. Средиземноморские берега так загрязнены, что похожи на городские свалки. Чего там только нет! Полиэтиленовые канистры, пакеты, банки от пива, покрышки... Трудно даже перечислить весь хлам. Все, что не тонет, выбрасывается волнами на берег, не говоря уже о мазуте.

Местами морская вода стала опасной для здоровья человека. Достаточно в ней искупаться, чтобы получить инфекционный гепатит или брюшной тиф. Из-за этого некоторые средиземноморские пляжи уже закрыты. Такая участь, например, постигла берега знаменитого неаполитанского залива Санта Лючия. В этом заливе из пятисот видов живущих в нем организмов по крайней мере сто уже вымерло.

Известный французский океанограф Ж.-И. Кусто утверждает, что в Средиземном море остались только оазисы чистой воды, которые катастрофически сокращаются. По его мнению, если не принять мер, то через пятьдесят лет в нем останутся только вирусы и бактерии.

Судоходство в арктических морях менее интенсивно, чем в южных. Казалось, в них картина должна быть намного благополучнее. Действительно, в отношении нефтяного загрязнения, промышленного стока дело там обстоит лучше, но в отношении плавающего мусора сказать этого нельзя. Полиэтиленовые дары цивилизации достигают в арктических морях самых отдаленных берегов.

Североатлантическое течение - часть знаменитого Гольфстрима - доставляет в Баренцево море и на берега Кольского полуострова всевозможный мусор, поток которого постоянно растет и расширяется по ассортименту. Жители кольского побережья довольно быстро узнают о всех новинках пластмассовой тары, созданной на Западе. Морские промыслы "экспонируют" на берегах куски капроновых тралов, траловые рогожи, сети, обрывки канатов и тросов, полиэтиленовые мешки для засолки рыбы, многие из которых вполне пригодны для применения по назначению, пенопласт, поплавки для сетей и другое промысловое снаряжение. К этому можно еще добавить спасательные круги, жилеты, части судовой мебели, бочки из-под краски, швабры, щетки...

Многие предметы за время морских странствий обросли водорослями, ракушками. Это говорит о том, что они прошли долгий путь до того, как обосновались на берегах заливов, бухт. В суровых условиях Заполярья принесенный хлам годами лежит на берегу не разлагаясь, лишь тускнея под действием лучей летнего полярного солнца.

В морском лексиконе появилось новое слово, ставшее международным. Это "дампинг", что в буквальном переводе с английского означает - свалка, выгрузка хлама, сброс мусора. По заключениям специалистов в 1960 - 1970 годах дампинг в Мировом океане составлял ежегодно более ста миллионов тонн, включая сбрасываемый грунт, поднятый со дна при дноуглубительных работах.

Приведем некоторые цифры. Антропогенное происхождение имеют девяносто два процента попадающего в Мировой океан свинца, девяносто один процент нефти, семьдесят процентов ртути. В Мировом океане блуждают восемьсот тысяч тонн нефтяных агрегатов - сбившейся в комки пролитой нефти. Подсчитано, что на одном квадратном километре поверхности Средиземного моря находится более четырех тысяч различных плавающих предметов, основу которых составляют полимерные изделия. В это же море попадает ежегодно около четырех тысяч тонн свинца, более двух тысяч тонн цинка, сто тонн ртути, пятьсот тысяч тонн сырой нефти.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






При копировании отдельных материалов проекта (в рамках допустимых законодательством РФ) активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:

'GeoMan.ru: Библиотека по географии'