GeoMan.ru: Библиотека по географии








предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава семнадцатая Плавание Педру Алвариша Кабрала

В 1500 году в месяце марте некто Педру Алвариш Кабрал вышел из Лиссабона с тринадцатью кораблями.

Перчас, "Странники", книга 10.

Король Мануэл, не теряя времени, воспользовался возможностями, которые ему давало открытие морского пути в Индию. Благодаря превосходству португальских судов, опытности португальских мореходов, большей точности инструментов и навигационным знаниям, которые начали накапливать еще под руководством принца Генриха, контроль над восточными морями и торговлей пряностями, казалось, должен был естественно перейти в руки Португалии. Мануэл и его народ полагали, что сам бог довел дона Васко до Индии и на родину в полной безопасности и что именно бог хотел и желал, чтобы Португалия правила Востоком и обратила его жителей в истинную веру. Как и в то время, когда составлялся план первого плавания Гамы, группа советников Мануэла выступила против дальнейшего продвижения, указывая на связанный с этим риск, - они говорили о бедности Португалии, о скудости ее населения и о подавляющем превосходстве сил и о богатстве мусульман. Однако, как и раньше, Мануэл упорствовал, движимый чувством алчности, стремлением к славе для самого себя и для своего маленького народа, а также фанатичным желанием обратить в христианскую веру язычников Африки и Восточных морей.

Плавание Васко да Гамы привело к великим результатам, о нельзя забывать, что его флотилия была невелика и все его путешествие носило характер исследования - или, как его называли, "разведки боем". Гама в общем сыграл - хотя неуклюже и неудачно вследствие своей нетерпимости - роль странствующего иностранца, ищущего возможностей торговли для своих соотечественников. Правда, каликутские мусульмане вступили с ним в борьбу и помешали ему свободно торговать с народом саморина, но они все же не верили всерьез, что прибытие португальских кораблей к Малабарскому берегу может создать какую-то реальную - или, во всяком случае, непосредственную - опасность для их прочных монопольных позиций в торговле с Индией и в морских предприятиях в прилегающих морях. Ставя себе цель завладеть восточной торговлей пряностями, португальцы должны были действовать быстро - во-первых, для того чтобы помешать другим европейским народам воспользоваться открытием и, во-вторых, чтобы прибыть на арену подвигов Гамы до того, как индусы и мусульмане смогут провести эффективную политическую и военную подготовку к борьбе. Кроме того, для второй экспедиции необходимы были более крупные силы.

На пути от Гвинеи до Каликута не было ни узких проливов, которые можно было бы легко контролировать, ни каких-либо ключевых пунктов в открытых морях и у африканского побережья. Таким образом, Португалия должна была предпринять быстрые и решительные шаги: надо было овладеть африканским-побережьем в таких пунктах, которые могли понадобиться португальцам для захода судов, надо было также помешать другим народам захватить опорные базы на этом пути.

Человек, которому король хотел доверить руководство экспедицией, был, естественно, дон Васко да Гама, ныне адмирал Индийского моря. Действительно, в дарственной грамоте от 2 октября 1501 года (?) король Мануэл распорядился, "что над всеми армадами, которые мы прикажем снарядить и снарядим в течение его жизни для отплытия в вышеуказанные индийские порты, будут ли они предназначены для торговли товарами или для ведения войны, он [Гама] может получить и получит главное командование [capytanya mor] - и когда он пожелает получить упомянутое командование, мы не должны ни смещать его, ни назначать на этот пост другого адмирала, кроме него..." Этой грамоте король придал безусловную силу "без того, чтобы ей могло что-либо воспрепятствовать". Таким образом адмирал мог бы руководить и второй экспедицией, если бы он был согласен на это. Но он устал после двухлетнего плавания. Оно было чрезвычайно тяжелым и утомительным, и он желал отдохнуть, пользуясь своими вновь приобретенными почестями и пенсиями. Кроме того, он только что женился и хотел спокойствия или по крайней мере временной свободы от трудной жизни моряка.

Узнав, что Гама не хочет воспользоваться своим преимуществом, дон Мануэл стал искать другого руководителя экспедицией. Его выбор пал на Педру Алвариша (или Педралвариша) Кабрала. Кабрал родился окого города Ковильяна в 1467 году (?). Следовательно, когда Мануэл избрал его главнокомандующим флотом (capitao mor), ему было 32 года. Он служил в свое время пажем при дворе Жуана II, а потом стал членом королевского совета и вступил в орден Христа. О его жизни известно мало. Нет никаких данных, что он когда-либо плавал на корабле до того, как в 1499 году получил командование (с тем, чтобы отплыть в 1500 году); нет никаких данных и о том, что он когда-либо совершил второе плавание. Это назначение было сделано, повидимому, по каким-либо политическим соображениям, или же он был избран как фаворит, без учета его способностей и пригодности для такого поста. Выбор этот чрезвычайно странен, особенно при наличии испытанных и способных командиров такого крупного масштаба, как Дуарти Пашеку, Бартоломеу Диаш и Николау Коэлью, - они все, кстати, отправились с Кабралом, но в подчиненном положении. В пользу Кабрала говорит тот факт, что он, повидимому, был приемлем для Васко да Гамы и что, несмотря на его молодость, его уважала команда.

Экспедиция состояла из тринадцати кораблей, которые были снаряжены с расчетом, что плавание продлится восемнадцать месяцев. Кроме Пашеку, Коэлью и Диаша, с флотилией плыл и Айриш Коррейа, который ведал всеми вопросами, относящимися к торговле, и которому были даны полномочия заключать торговые договоры. Поскольку корабли везли большой груз для торговых целей, флотилия была снабжена правилами и указаниями относительно того, как вести торговлю. Были даны подробные инструкции, касавшиеся управления судами и отношений с местными правителями. Большая часть письменных инструкций не дошла до нас, но сохранилась очень важная их часть - указания, которыми должен был руководствоваться Кабрал после прибытия в Индию, и меморандум, составленный с участием Васко да Гамы*, в который входят и советы по поводу того, как плыть после прохождения островов Зеленого мыса. Кроме этих инструкций, Кабрал вез письмо к саморину с предложением дружбы и установления торговых отношений. Однако в этом письме содержался пункт, в котором говорилось, что если саморин не проявит доброй воли или будет мешать португальцам, "наша твердая цель - следовать скорее воле бога, чем людей, не прекращать, несмотря на любое сопротивление, это предприятие и продолжать наше мореплавание, торговлю и общение с этими странами, которым господь бог хочет снова оказать услугу нашими руками, не желая, чтобы наши труды по служению ему оказались напрасными".

* (Подлинность этого меморандума подвергалась сомнению.)

Кроме капитанов и трех факторов, кормчих, писцов и переводчиков, с флотилией отправились Монсайди, пять индийцев, которых увез из Каликута Гама, и восемь монахов и священников. В экспедицию был назначен также астроном - это, повидимому, была единственная португальская экспедиция в Индию, имевшая в своем составе астронома.

Суда новой флотилии были больше судов, которые были у Гамы: тоннаж всех тринадцати судов в пять раз превышал тоннаж судов адмирала. Но если для флотилии Гамы было трудно набрать команду, то на корабли Кабрала стремились многие моряки и не моряки, и их плата была определена заранее, а специальных наград им не обещали.

Из ошибок первого плавания в Индию Мануэл извлек уроки. Поэтому, кроме двух грузовых судов с товарами, предназначенных для торговли с африканскими неграми, для индусов он отправил гораздо лучшие товары - медь, киноварь, ртуть, янтарь, кораллы, шерстяную пряжу, атлас, бархат и т. п. Поскольку малабарцам португальские деньги были неизвестны, на флагманский корабль был погружен запас монеты других государств, особенно Венеции.

8 марта 1500 года флотилия собралась в Белене, около неоконченых стен монастыря иеронимитов. Интересно отметить, что одним из кораблей ("Анунсиада") совместно с другими флорентийцами владел Бартоломо Маркиони (тот самый Маркиони, который выдавал векселя Ковильяну и Пайве, когда они отправлялись в свое замечательное сухопутное путешествие в Индию). Еще один корабль принадлежал португальцу - графу Порту Алегри. Остальные суда принадлежали короне.

После того как епископ дон Диогу Ортиш отслужил торжественную мессу в присутствии короля, Кабралу было поднесено знамя с королевским гербом, и экипажи, под звуки музыки волынок, дудок и барабанов, сели на корабли. На следующий день суда отправились в плавание, которое оказалось еще более длительным, чем плавание Гамы.

С самого начала флотилию преследовали несчастья. 23 марта одно судно пропало. Хотя кое-кто утверждал, что оно благополучно достигло какого-то безымянного порта, судно это, как полагают, пошло ко дну, несмотря на ясную погоду. 22 апреля корабли оказались в виду побережья Бразилии. Флотилия бросила якорь у берега и оставалась там до 2 мая, хотя никакой или почти никакой разведки не осуществлялось*. В Португалию был послан корабль, чтобы сообщить об открытии Бразилии; остальные одиннадцать кораблей повернули к Африке. Перевод от Бразилии до мыса Доброй Надежды был долог и труден, и комета, замеченная в ночь на 12 мая, была принята за дурное предзнаменование. 24 мая флотилию застигла плохая погода, которой славится южная Атлантика, суда оказались во власти внезапного жестокого шторма. При этом было потеряно четыре корабля, включая корабль смелого мореплавателя, открывшего мыс Доброй Надежды, Бартоломеу Диаша, утонувшего вместе с кораблем. Остальные семь судов были рассеяны - они неслись по ветру с поврежденными рангоутами и разорванными парусами. Флагманский корабль Кабрала и два других корабля прошли в виду мыса Доброй Надежды и обогнули его, впервые пристав к берегу к северу от Софалы, в восточной Африке. Оттуда они направились в Мозамбик, где к ним присоединились еще три судна. Корабль под командованием Диогу Диаша зашел слишком далеко на восток и открыл остров Мадагаскар**.

* (Эта книга не ставит своей задачей осветить вопрос об открытии Бразилии Кабралом и многие опорные моменты, связанные с этим событием. Довольно полный рассказ об этом, снабженный пояснениями, можно найти в книге Уильяма Брукса Гринли (издатель и переводчик) "Плавание Педру Алвариша Кабрала в Бразилию и Индию", напечатанной обществом Хаклюйт, Лондон, 1938.)

** (После открытия Мадагаскара корабль Диогу Диаша продвинулся на север до Берберы (?) в Сомали, имея на борту многих больных. Арабы этого побережья притворились, будто они дружелюбно относятся к португальцам, и Диаш высадил пятьдесят больных и десять здоровых моряков для ухода за больными. В результате на борту корабля осталось двадцать человек тяжело больных, которых нельзя было перевезти на берег, и около двадцати здоровых членов команды. Арабы захватили и перебили людей на берегу и послали лодки, чтобы атаковать корабль Диаша. Старший пушкарь был болен, но, притащившись со своей койки, стал стрелять из корабельных орудий; он потопил три арабские лодки и отогнал остальные. Между тем Диаш и его команда подняли паруса и спаслись от опасности. Через три месяца, после многих страданий, потеряв еще много людей, корабль прибыл на острова Зеленого мыса,. От всего экипажа осталось в живых только тринадцать человек. Здесь Диаш присоединился к Кабралу, возвращавшемуся в Португалию. Диогу Диаш и его матросы были первыми португальцами, которые проплыли вокруг Африки от Красного моря до Гибралтарского пролива.

[А может быть - и первыми вообще людьми, обогнувшими Африку от Красного моря до европейских вод, так как некоторые ученые сомневаются в достоверности рассказа Геродота о плавании финикийских моряков вокруг Африки в конце VII или начале VI века до нашей эры. - Прим. ред.])

Потратив десять дней на ремонт в Мозамбике, правитель которого, напуганный в свое время действиями Гамы, на сей раз проявил дружелюбие, флотилия направилась дальше и достигла 26 июля Килвы (Килоа); правитель этого арабского царства относился к неверным неприязненно. Когда этот царь отказался подписать с ним договор, Кабрал направился в Малинди, которого он достиг 1 августа. Там дружелюбный правитель дал лоцманов, и шесть португальских кораблей продолжали свой путь к Анджидивским островам, на индийском побережье. Здесь суда накренили и отремонтировали. Наконец 13 сентября корабли Кабрала бросили якоря у Каликута; были подняты флаги и дан салют.

Комендант порта (катуаль) приветствовал португальцев от имени саморина. На следующее утро были высажены, одетые в хорошее платье, пять индийских заложников, привезенных из Португалии (все они научились говорить по-португальски). На них - кроме одного, Балтазара - никто не обращал никакого внимания, потому что они были не из той касты, какую они называли поверившему им Гаме, а из более низкой (они были рыбаками). Выслушав заверения саморина в дружбе и получив охранную грамоту для ведения торговли, Кабрал дерзко потребовал заложников; в знак доброжелательства саморин послал на корабль пять браминов, которые должны были оставаться там во время визита представителя Кабрала во дворец. Правитель отвел португальцам дом около берега и там же предоставил им склад для товаров.

Между тем арабы задумали перехитрить португальцев: фактора Айриша Коррейю предупредили, что ожидается нападение на склад с целью разграбления. Через несколько дней, 16 декабря 1500 года, когда стемнело, несколько тысяч (согласно португальскому сообщению) арабов незаметно окружили склад и жилье. Один из слуг Коррейи услышал необычный шум и, выглянув, увидел приближающуюся толпу. Он сразу стал кричать: "Воры, воры!" ("Ladroes, ladroes!"). Но было уже поздно. Толпа арабов, моплахов и индусов перебралась через стены во двор. Прочные двери склада и дома выдержали натиск, но толпа бросилась на легкие крыши; в португальцев стали стрелять из луков и бросать дротики. У португальцев был только небольшой запас стрел для арбалетов, и, выстрелив несколько раз, они оказались безоружны. Коррейа отдал приказ бежать к берегу. Из восьмидесяти человек, находившихся в помещении, тридцать были убиты; во время бегства было убито еще четырнадцать европейцев, так что лодки достигло только тридцать шесть человек, по большей части тяжело раненных. Айриш Коррейа был убит; одному из матросов едва удалось спасти маленького сына Коррейи, бывшего с отцом. Наконец, толпа была отогнана отрядом, отправившимся на выручку своих товарищей. Этой непростительной резней был положен конец всем дружественным отношениям с саморином, который не принес извинений за случившееся. Кабрал возложил ответственность на него и в отместку сжег десять арабских кораблей, стоявших у берега, а потом обстрелял город.

После этой кровавой стычки Кабрал отправился в Кочин*, правитель которого (враждебно относившийся к Каликуту и завидовавший его процветанию) приветствовал его и вступил с ним в торговые переговоры. Кабрал купил там перца, корицы, бензойной смолы**, мускуса, фарфора и тонких тканей и отправился затем к Каннануру***. Там на корабля была погружена корица, и 16 января флотилия отправилась в Португалию.

* (Кочин - в конце XV века второстепенный, позднее важнейший порт Малабарского берега. Росту Кочина содействовало его выгодное положение - на северном конце длинной косы, ограждающей со стороны океана обширную, извилистую и глубокую бухту - лагуну, к которой прилегает самая густо населенная в Индии область. - Прим. ред.)

** (Бензойная смола (бензой или росный ладан) - ценное ароматическое (при горении) вещество; добывается из ствола и ветвей дикорастущего тропического дерева Styrax benzoin, распространенного на полуостровах Индокитай " Малакка и на многих островах Индонезии. - Прим. ред.)

*** (Каннанур расположен в 25 километрах к юго-востоку от мыса Дели. - Прим. ред.)

На пути домой было замечено индийское судно, но поскольку его капитан прислал подарки и согласился признать верховенство Португалии, судно было отпущено невредимым. Около Мозамбика один из кораблей флотилии сел на мель, так как его капитан Саншу ди Туар отказался следовать указаниям кормчего. Корабль дал течь, и хотя экипаж, негромоздкие предметы и снаряжение были спасены, корабль пришлось бросить. Его сожгли вместе с остатками груза, потому что на других судах уже не было для него места.

После того как флотилия достигла Мозамбика, один из кораблей был послан в Софалу для торговых сделок. Португальцы получили золото в обмен за безделушки, потому что в Софале жили наивные африканцы, которых было легко убедить отдать золотые бусы за стеклянные. Прежде чем покинуть Софалу, Саншу ди Туар (с которым был в качестве советника и переводчика Гашпар да Гама) выманил у "царя" письмо к Кабралу с настоятельной просьбой послать больше судов в Софалу. После этого Туар отправился в Португалию.

Между тем Кабрал приказал накренить на бок и конопатить оставшиеся в Мозамбике суда, потому что они были серьезно повреждены. Вскоре после отплытия флотилии из Мозамбика налетел ужасный ураган, и суда были рассеяны. Некоторые корабли Кабрала обогнули мыс Доброй Надежды 22 мая 1501 года и, наконец, 31 июля 1501 года поднялись по Тежу в Лиссабон. Один из его кораблей (вероятно, отделившийся во время бури) достиг Португалии еще 23 июня.

В сообщении о путешествии, которое сделал Синьории венецианский посол в Португалии Джованни Маттео Кретико, говорится:

семь судов благополучно проделали обратное путешествие. Одно судно село на мель... Только одно судно... в триста тонн вернулось в порт... Сообщают, что другие суда поблизости. Мне пришлось видеть светлейшего короля, который позвал меня и заявил, что я должен поздравить его с тем, что его корабли вернулись из Индии с грузом пряностей; я так и сделал приличествующим для меня образом. В тот вечер он устроил праздник во дворце, по всему городу звонили в колокола, а на следующий день он приказал устроить по всей стране торжественную процессию.

Когда Кретико был у короля в следующий раз, тот заявил ему, что теперь венецианцы должны посылать свои корабли за пряностями в Лиссабон и что "он будет приветствовать их и что они могут чувствовать себя как дома. Короче, он считает, что Индия находится под его властью"*.

* (До нас дошло много писем, заметок и записей в дневниках современников этих событий, в которых рассказывается об успехе плавания Кабрала и о возможных последствиях этого для итальянской торговли. Их можно найти в указанной выше превосходной книге Гринли "Плавание Педру Алвариша Кабрала в Бразилию и Индию".)

Тем временем подошли другие корабли Кабрала. Грузы, которые имелись лишь на пяти кораблях, были так ценны, что не только вознаграждали корону за ее расходы, но и, несмотря на большие потери в судах и в грузе, принесли солидный барыш - сто процентов на вложенный капитал.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






При копировании отдельных материалов проекта (в рамках допустимых законодательством РФ) активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:

'GeoMan.ru: Библиотека по географии'