НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    ССЫЛКИ    КАРТА САЙТА   






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Трудная молодость. Ранняя зрелость

Кливлендская равнина в самой северной части английского графства Йоркшир... Холмы, долины, пыльные дороги. Вдоль дорог угрюмые вязы с лохматыми вершинами. Повсюду высокие изгороди. Весь край расчерчен на клетки, большие и малые. В больших - поля сквайров, богатых, юрой высокородных кливлендцев. И их дома со стенами крепостной толщины и крутыми, высокими крышами.

Трудная молодость. Ранняя зрелость
Трудная молодость. Ранняя зрелость

В малых клетках - угодья йоменов (Мелкие землевладельцы.), хозяев со скромными достатками. Из года в год сквайры округляли свои падения, захватывая и скупая земли неимущих соседей, которые либо становились батраками у своих притеснителей, либо навсегда покидали родные места.

В 1715 или 1716 году в кливлендскую округу пришел из Шотландии бедный странник Джемс Кук, отец и тезка великого мореплавателя. В новых местах жизнь была нелегкой.

Джемсу приходилось кочевать по кливлендским землям, работая то у одного, то у другого сквайра. Он пахал, сеял, убирал хлеб, пас скот. Женился. За короткое время у него родилось восемь детей, четверо умерли в детстве.

В селеньице Мартон, которое на десять лет стало пристанищем Джемса-старшего, у него 28 октября 1728 года родился второй сын. В книге рождений, браков и смертей мартонской церкви св. Кутберта было записано "Крещен сын батрака-поденщика, назван Джемсом", Джемсу-младшему в раннем детстве посчастливилось: он выжил.

Лет шести от роду, мальчиком был определен в поместье Мартон-Грейндж. Там пас коров, водил на водопой лошадей и исполнял разные поручения своих хозяев. Жене владельца Мартон-Грейнджа, миссис Уокер, приглянулся смышленый и проворный паренек, и она обучила его грамоте.

В 1736 году семья Куков перебралась из Мартона близлежащее селение Грейт-Айтон. Впервые за долги годы Джемсу Куку-старшему повезло. Он стал приказчиком в имении сквайра Томаса Скоттови. Да и большая деревня Грейт-Айтон, расположенная у подошвы местного "Эвереста", высокого холма Розберри, была куда привлекательнее захолустного Мартона.

На новом месте Кук несколько лет посещал школ) Учитель этой школы ознакомил его с хитростями английской орфографии, искусством письма и начатками арифметики.

Учиться приходилось урывками, много времени и си отнимала работа на конюшне и на ферме сэра Томаса.

Сохранились кое-какие сведения о поведении Кука грейтайтонской школе. Он не принадлежал к числу резвых сорванцов, вел себя очень скромно и пользовался большим авторитетом у своих соучеников.

Вполне возможно, что чувство собственного достоинства, способность к здравым суждениям и сдержанность выработались у Кука в дошкольные и школьные годы, когда на его долю выпало немало всевозможных невзгод.

Сдержанность... А может быть, скрытность? Один из современных английских биографов, Э. Маклин, так пишет о герое своей книги: "Уберечь от чужих глаз свою личную жизнь - для этого требуется немалое искусство. Однако Кук преуспел в этом" (Э. Маклин. Капитан Кук. М., 1976, с. 6.).

И в самом деле, в дневниках своих (а Кук вел их, "протаскивая себя через все виды морской службы", двадцать три года) о личных делах, жене, детях он не упоминал вообще. "Приватные" темы Кук не часто затрагивал и в своей переписке, причем на письма он был весьма скуп.

В силу той же сдержанности Кука неизвестны и причины, по которым он покинул Грейт-Айтон. Случилось это в 1745 году, и было ему в ту пору неполных семнадцать лет.

Из Грейт-Айтона он перебрался в приморский городок Стейтс.

Стейтс жил рыбным промыслом. Населяли его потомственные рыбаки. Их утлые суденышки бороздили суровые воды Северного моря, из гавани Стейтса на йоркширские рынки поступали корзины и бочки с треской и сельдью. Стоял над городом крепкий рыбный дух, на всех заборах сушились сети, во всех дворах рыбу потрошили, солили и вялили.

Но рыбаком Кук не стал. Он поступил учеником к владельцу бакалейной лавки Уильяму Сандерсону. В лавке пахло сыром, капустой, рогожами. С утра до вечера приходилось таскать тюки с товарами, торговаться с покупателями, считать стертые медяки. А море было совсем рядом. Во время сильнейших штормов волны докатывались до самого порога лавки и выносили к ее преддверию космы желто-бурых водорослей.

В анналах Стейтса записано: в 1812 году во время жестокой бури сандерсоновскую лавку (в ней тогда, вероятно, торговал внук мистера Уильяма) смыло в море...

Кто знает, быть может, за подслеповатыми окнами мелочной лавки виделись юному ученику бакалейщика скалы норвежских фьордов, исхлестанные прибоем Гебридские берега, белые паруса на бойких морских дорогах.

А возможно, что не пламенная мечта, а холодный расчет побудил его перейти на морскую службу. Бесспорно, он знал, что она трудна и опасна, но море все же сулило лучшее будущее, чем бакалейная лавка.

Так или иначе, но поздним летом 1746 года Кук, отработав восемнадцать месяцев у Сандерсона, покинул Стейтс и отправился в Уитби, главный порт Йоркшира. И в Йоркширском графстве и далеко за его пределами была известна фирма братьев Уокер, судостроителей и судовладельцев. Джон и Генри Уокеры принадлежали к секте строгих боговеров-квакеров и, воздавая должное небесному владыке, весьма успешно вели свои земные дела. Братья не только строили корабли, но и доставляли из соседних графств морским путем уголь в Лондон, Ливерпуль, Дублин и в гавани Голландии, Норвегии и Дании. Доставляли с завидной прибылью.

Уокеры подписали с Куком контракт. Три года бывший ученик бакалейщика должен был прослужить на судах уокеровской фирмы.

Уитби в середине XVIII века насчитывал десять тысяч жителей и считался большим городом. Стоял он в устье быстрого Экса и славился развалинами старинного монастыря, многочисленными верфями и огромными складами.

Гордостью верфей были суда - "кэты" - крепко сбитые трехмачтовые "угольщики", неказистые на вид, но, обладавшие великолепными качествами: небольшой осадкой, остойчивостью и солидной грузоподъемностью (они вмещали триста-шестьсот тонн угля при сравнительно небольших габаритах).

Пройдет три десятилетия, и "угольщики" из Уитби обретут всемирную славу. Именно на кораблях этого типа совершит Кук свои великие плавания.

В 1746 году "кэты" пользовались известностью только на берегах Северного моря и Балтики. На них ходили тогда не мореплаватели-кругосветники, а скромные шкиперы-углевозы.

Обучение морской науке Кук начал на "кэте" "Фрилав". Наука была нелегкая. Приходилось драить палубу, совместно с товарищами по плаванию ставить паруса, брать их на рифы, нагружать и разгружать судно. Надо было помогать коку и рулевым и попутно осваивать азы искусства кораблевождения.

Изнурительные авралы, "собачьи вахты", соленая ругань боцманов - все это выпало на долю Кука в начале его морской службы.

"Фрилав", вероятно, использовался не только как грузовое, но и как учебное судно. Его команда насчитывала девятнадцать человек, и в число это входило десять юнг.

Корабль почти все время был на плаву, а в дни коротких стоянок в Уитби все юнги работали на верфи. В 1746-1748 годах Уокеры построили девять "кэтов", и Кук имел отличную возможность на своем опыте ознакомиться с конструкцией этих судов.

Кук, навещая Уитби, всегда жил в доме Уокеров. Джон Уокер, фактический глава фирмы, был покровителем Кука, и великий мореплаватель до конца своих дней относился к нему с уважением и любовью. По-матерински пестовала юного жильца экономка Уокеров Мэри Прауд.

В 1748 году Кук перешел на чуть больший корабль "Три Брата". Год спустя истек срок его контракта, и он, уже как полноправный матрос, заключил новый договор с фирмой Уокеров. По ступеням углевозной карьеры Кук продвигался быстро. Уже в 1752 году он стал помощником шкипера на судне "Френдшип", а весной 1755 года братья Уокер обещали ему при первой возможности предоставить должность шкипера.

Это было лестное предложение, но вопреки всем ожиданиям Кук покинул фирму Уокеров, сохранив с ее владельцами наилучшие отношения, и 17 июня 1755 года завербовался в военный флот в качестве матроса первой статьи (able seaman).

Решение странное. В доброй старой Англии недаром считали, что флотская служба хуже каторги. Матросов доводили до полного изнеможения, за мельчайшую провинность их нещадно секли. Кормили во флоте его величества отвратительно, цинга, тиф, желудочные болезни наносили корабельным командам гораздо больший урон, чем вражеские ядра и пули. За всю Семилетнюю войну (1756-1763 гг.) в боях с французами и испанцами погибло 1512 британских моряков, а разные недуги за это время унесли не менее пятидесяти тысяч жизней.

На корабле "Игл", на котором Кук начал свою боевую службу, за пять месяцев 1756 года ни один человек не пострадал от неприятеля, а от болезней умерло 27 и списано было в госпиталь 130 моряков, причем смерть скосила судового лекаря, а на госпитальные койки попали оба его помощника.

Пополнять убыль в живой силе британскому флоту приходилось всеми возможными и невозможными средствами. Случалось, что вербовщики спаивали попавшихся в их сети простаков, а затем в мертвецки пьяном виде доставляли свои жертвы на борт.

Зато и дезертиров было очень много. В войну 1776-1783 годов англичане потеряли в морских боях 1243 человека, а бежали с кораблей 42 069 моряков - третья часть личного состава флота!

Кроме того, офицерского звания удостаивались обычно одни только "джентльмены", т. е. особы благородного происхождения. Сыновья батраков могли занять самые низшие офицерские должности только в порядке редчайшего исключения.

Правда, в военное время убыль командного состава приходилось пополнять, нарушая установившиеся традиции. Но с другой стороны, не было и гарантии, что смертоносная пуля или хищная цинга пощадят плебея, претендующего на офицерскую вакансию.

В 1755 году уже шла необъявленная война между Англией и Францией, хотя формально она началась в мае 1756 года. Что война уже шла, Кук, конечно, прекрасно знал. Опрометчивых решений он никогда не принимал и в данном случае тщательно взвесил шансы на возможный успех. Что ж, шансы были. Во флоте его величества немногие матросы первой статьи обладали такими качествами характера, таким опытом и такими знаниями мореходной науки, как бывший подшкипер углевозного судна Джемс Кук.

Шестидесятипушечный корабль "Игл" был причислен к флотилии, которая блокировала атлантические порты Франции. По существу это была, однако, не блокада, а охота за отдельными судами, чаще всего торговыми, каковые после поимки пригонялись в качестве приза в Плимут или Портсмут.

Матросом первой статьи Кук прослужил всего лишь месяц. Затем он стал помощником штурмана, а полгода спустя был назначен боцманом. Должности эти были унтер-офицерские, и пока еще ничто не предвещало головокружительной морской карьеры.

В октябре 1755 года командиром "Игла" назначен был капитан Хью Паллисер. Йоркширец родом, он быстро оценил способности своего земляка. В дальнейшем ему довелось сыграть очень большую роль в судьбе Кука.

В 1756 году к Паллисеру обратился с письмом член парламента от йоркширского города Скарборо У. Осбалдстон. Автор письма от своего имени и от имени Джона Уокера просил оказать Куку содействие в получении офицерского звания.

Паллисер, сын пехотного капитана, был в ту пору всего лишь одним из командиров многокорабельного британского флота. Он не обладал влиянием, необходимым для исполнения просьбы йоркширского парламентария, но заверил Осбалдстона, что совершит все возможное, дабы Кук получил "полуофицерское" звание штурмана.

Соответствующие шаги были предприняты, и Куку разрешили сдать экзамен на штурманское звание. 29 июня 1757 года он блестяще выдержал этот экзамен. На следующий день Кук был назначен штурманом на небольшой Корабль "Солбей", а в октябре 1757 года переведен на Щестидесятичетырехпушечный фрегат "Пемброк".

Штурманы, не имея офицерских прав, выполняли офицерские обязанности. Они отвечали за всю навигационную службу. Они прокладывали курс корабля, они вели корабль к цели. Как правило, в искусстве судовождения они превосходили капитанов флота его величества.

В следующем, 1758 году англичане начали успешные операции в Канаде, которая с начала XVII века принадлежала Франции. План кампании был разработан при участии молодого и одаренного генерала Джемса Уолфа.

В глубь Канады вел удобный водный путь - широчайшая река Св. Лаврентия, которая впадала в одноименный залив. Если англичанам удалось бы захватить крепость Луисбург в горле этого залива, а затем, двигаясь вверх по течению реки Св. Лаврентия, овладеть столицей Канады Квебеком, кампания была бы выиграна. Без Квебека французы не смогли бы удержать свои поселения в верховьях реки Св. Лаврентия.

В мае 1758 года большая британская флотилия, в состав которой входил "Пемброк", вступила в канадские воды. 157 кораблей приняли участие в осаде Луисбурга. В конце июля 1758 года Луисбург пал.

Однако от Луисбурга до Квебека было 600 миль. Трудных миль - ведь плёсы и перекаты "французской" реки Св. Лаврентия были неведомы англичанам.

Всю зиму 1758/59 года в Галифаксе, где стоял "Пемброк", Кук в содружестве с геодезистом С. Холландом изучал французские трофейные карты. (И учился сам. Лейтенант Дж. Кинг, участник последнего плавания Кука, писал: "Я часто слышал от него, что в ту суровую зиму он впервые одолел всего Евклида и без всякой помощи, уповая лишь на себя и имея мало книг, изучал математику и астрономию". Без всякой помощи... Самоучкой, в трудных плаваниях и на случайных стоянках, все ночи напролет, Кук изучал основы астрономии и геодезии, тригонометрию и алгебру. Он буквально наизусть знал труды своих предшественников - мореплавателей XVI и XVII веков. Он много читал и интересовался не только специальной литературой. Он не владел иностранными языками, но без труда управлялся с французскими лоциями и с работами французских путешественников. И, что важнее всего, он обладал ясным критическим умом и способностью трезво оценивать мнения авторов, книги которых ему приходилось штудировать.).

В результате Кук и Холланд "с чужих глаз" составили карту реки Св. Лаврентия. В точности ее они не были уверены. И в начале лета 1759 года Кук, Холланд и несколько штурманов с других кораблей совершили истинный подвиг. Под огнем французских пушек они обследовали самый трудный участок реки непосредственно ниже Квебека, проход, который французы называли Травер, а англичане - Треверс. Река здесь была широка, но в ее русле таились опасные мели и подводные камни. Узкий фарватер проходил между двух островов близ южного берега. Все бакены французы сняли. Кук и его соратники с риском для жизни устанавливали новые вехи и вели промеры вдоль опасного прохода. Вехи приходилось ставить не раз и не два, французы систематически их уничтожали, но, в конце концов, весь Треверс был обследован и положен на карту.

В июне 1759 года 22 боевых корабля и 119 транспортов форсировали проход. Ни одно судно не было потеряно, все они подошли к Квебеку, и командующий британскими десантными частями генерал Джемс Уолф вызвал к себе Кука, чтобы выслушать его советы о расстановке кораблей на подступах к канадской столице.

В сентябре 1759 года Квебек сдался англичанам. При штурме города генерал Уолф погиб. С падением Квебека война в Канаде фактически была выиграна англичанами.

Кук сразу же после взятия Квебека был переведен на семидесятипушечный корабль "Нортумберленд", которым командовал лорд Александр Колвилл.

В мирной обстановке (вся Канада была захвачена англичанами в 1760 году), Кук вел съемки на берегах Новой Шотландии и островов Кейп-Бретон и Ньюфаундленд.

Неоднократно - в этом мы уже могли убедиться - Кук принимал быстрые, неожиданные и смелые решения.

А в 1762 году он "превзошел самого себя". Осенью этого года "Нортумберленд" на короткое время возвратился в Англию, и, спустя шесть недель после того, как корабль отдал якорь в британских водах, его штурман обвенчался с девицей Елизаветой Беттс. Невесте было 20 лет, родилась она в одном из селений графства Эссекс. Как и когда с ней познакомился Кук, неясно. Возможно, он впервые встретил Елизавету в доме ее дяди, чиновника морской таможни, возможно, он ее знал еще до своей службы в Канаде.

Много горя пришлось испытать жене великого мореплавателя. За шестнадцать лет супружества Кук провел в лоне своей семьи года три или четыре. Из шести детей, рожденных Елизаветой, трое умерло в детстве, трое в юности. Сама она овдовела в тридцативосьмилетнем возрасте и пережила мужа на 56 лет.

Молодожены расстались вскоре после свадьбы. Уже в мае 1763 года Кук прибыл на Ньюфаундленд вместе с губернатором этого острова Томасом Грейвсом. К этому времени Семилетняя война закончилась, в феврале 1763 года был подписан Парижский мир, необычайно выгодный для Англии.

В Северной Америке ее владения возросли вдвое, и в Лондоне решили скорее положить на карты берега, заливы, бухты и острова во вновь приобретенных землях.

Кук к тому времени считался одним из самых опытных картографов британского флота, и губернатор Грейвс поручил ему съемку ньюфаундлендских берегов.

Летом 1763 года Кук блестяще выполнил одно сугубо секретное поручение. По Парижскому договору Англия милостиво обещала вернуть Франции два маленьких островка, лежащих близ Ньюфаундленда, - Сен-Пьер и Микелон. И вот до прибытия французских представителей Кук за очень короткий срок составил карту этих островков. В 1764 году Грейвса на посту губернатора Ньюфаундленда сменил Паллисер. Паллисер предоставил Куку семидесятитонную шхуну "Гренвилл" Эта шхуна стала плавучим штабом небольшой съемочной партии Кука.

1763, 1764, 1765, 1766, 1767 годы... Годы зрелости... Ньюфаундленд, восточный берег Лабрадора... Голые скалы, узкие щели фьордов, рваные берега заливов и бухт, тесные проливы. Туманы, мелкие дожди, зимние метели, студеные северные ветры. Берега, берега, берега, тысячи миль берегов, драконовы зубы рифов, предательские подводные камни, мели, водовороты. На суше - болота, дремучие леса, белоголовые горы.

Пеленги на высоту Икс, пеленги на островок Игрек, компасы, мензулы, буссоли, секстанты, бесконечные мили трасс, неисчислимое множество цифр.

И так изо дня в день на протяжении пяти лет. В итоге десятки карт. В итоге первое в этих краях астрономическое определение долготы (В августе 1766 года Кук наблюдал на островке Бургео, лежащем у юго-западной оконечности Ньюфаундленда, солнечное затмение и по данным этого затмения точно определил долготу Ньюфаундленда Сообщение о наблюдениях на Бургео было опубликовано в журнале "Philosophical transaction of the Royal Society" за 1767 год. ).

На "Гренвилле" окончательно сформировался характер неутомимого, настойчивого, выносливого штурмана безвестной топографической службы.

Весной 1768 года в жизни Кука произошли невероятные события.

Лейтенант Кук, да, лейтенант - в 40 лет он наконец-то получил это звание - назначен был командиром большой экспедиции, которая направлялась в южные моря.

Официальная ее цель была астрономическая - наблюдение за прохождением Венеры через солнечный диск. Неофициальная - сугубо земной и сугубо секретной. Требовалось найти и ввести во владение британской короны гигантский и неуловимый Южный материк.

Зачем понадобились его поиски? Почему задача эта была возложена именно на Кука?

Ответ на эти вопросы дает предыстория его первой кругосветной экспедиции.

предыдущая главасодержаниеследующая глава







© Злыгостев А.С., 2001-2019
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://geoman.ru/ 'Библиотека по географии'

Рейтинг@Mail.ru