НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    ССЫЛКИ    КАРТА САЙТА    О САЙТЕ  







Народы мира    Растения    Лесоводство    Животные    Птицы    Рыбы    Беспозвоночные   

предыдущая главасодержаниеследующая глава

МЕДВЕДЬ - КАМЕНЬ

К югу от долины реки Ис синей горбатой - спиной высится Медведь-камень. Вез нас к камню на мотоцикле секретарь райкома комсомола Юра Березин. Он коренной уралец и поэтому охотно останавливался и у «исторических» заброшенных карьеров и у новых заводов. Но он недоумевал, когда мы просили остановиться просто возле речки, у которой берега были белые, известняковые, оттого и вода казалась молочной, и по молоку тихо плыли рыжие листочки. Еще более непонятным было для Юры наше намерение подняться на Медведь-камень.

Гора неприметная. Таких на Урале сотни. Таких же кривобоких, с подточенными рекой обрывами, с нагромождениями упавших камней у подножия. И название горы не такое уж оригинальное — подумаешь, Медведь-камень... В каждом горном хребте есть свой Медведь.

Да, вряд ли прославилась бы эта вершина, и вряд ли мы, кряхтя и стеная, полезли бы по ее скользким склонам, если бы среди тысяч людей, взбиравшихся на нее, не было одного человека по имени Ермак Тимофеевич.

Но и то сказать, мало ли в стране нашей гор, с вершин которых осматривал горизонх Ермак? Не каждой же такой почет!

Отсюда, с вершины Медведя-камня, дружина Ермака впервые смотрела на Азию.

Это было триста восемьдесят лет назад.

Об этом событии рассказано в старой казацкой песне:

По Серебряной пошли, до Журавлика дошли,

Оставили они тут лодки-коломенки;

На той Баранчинской переволоке

Одну тащили, да надселися, там ее и покинули.

И в то время увидали Баранчу-реку, обрадовались,

Поделали боты сосновые да лодки-набойницы,

Поплыли по этой Баранче-реке -

И скоро они выплыли в Тагил-реку,

У этого Медведя-камня, у Магницкой горы становилися.

Знал ли, чувствовал ли Ермак, скольких ведет он за собой, какие славные перемены принесет этому краю союз русских людей с нелюдимой сибирской природой?!

Триста восемьдесят лет назад хребет Урала вставал неприступной крепостной стеной, отделявшей Азию от Европы. Ермак первый рискнул выйти за Урал. Тучи острых татарских стрел ждали его за Уралом, хитрые узкие глаза Кучума и холодные воды. Иртыша, В последний раз с вершины Медведя-камня видел Ермак родную страну. Перешел он Уральскую крепостную стену и обратной дороги не нашел. После него все больше людей, родившихся к западу от Урала, переходили хребет в поисках лучшей доли с надеждой в сердце и пустой котомкой на спине. Многие взбирались на Медведь-гору. Прислонив ладонь к загорелому лбу, всматривались в восточные дали: что там?

Проходили века. Молва приносила все больше вестей о зауральских богатых просторах. Но, видно, неохотно давалось богатство это в руки. Диким был, диким и оставался сибирский край. И по-прежнему Уральский хребет разъединял два непохожих мира внутри одного государства Российского. По-прежнему стоял стеной между Европой и Азией. Европейско-азиатская граница была понятием не только географическим, но еще более экономическим и духовным.

Многие пересекали Урал, двигаясь на восток. Немногие возвращались. Не потому, что столь заманчивы были новые края, а потому, что дорога назад была заперта на тюремный засов. Кандальным перезвоном огласилась Сибирь, нарекли ее всероссийской каторгой, краем ссыльных поселений. И стоял Урал как высокая ограда чудовищного централа.

Так было до семнадцатого года.

И вот мы стоим на вершине Медведя-камня. На самой вершине вряд ли что изменилось со времен Ермака. Те же белесые камни, тот же ветер гудит в трещинах и, наверное, такие же сосны качают кронами. А вокруг... Мы смотрим туда же, куда смотрел Ермак. Среди лесов, почти совсем уже рыжих, голубеют дымками квадраты пашни - это парит теплая, прогретая земля. Над пашнями и над лесами с юго-запада на северо-восток протянулись провода высоковольтной линии. А у самого горизонта трубы Нижнего Тагила.

По-прежнему физико-географы проводят границу двумя материками по Уральскому водоразделу. Но этим и ограничивается сегодня пограничная роль хребта. Он не разделяет, а связывает. Это не крепостная стена, воздвигнутая природой, - это крепкий мост воздвигнутый советским человеком. Мост, соединяющий восточные и западные районы. Край высокоразвитой экономики, Урал вбирает в себя дары Востока и Запода, чтобы объединить их в одном производстве, в одном станке или даже детали станка. На заводах Урала Сибирь, Алтай и Дальний Восток встречается с Поволжьем, Украиной, Прибалтикой. И если мощные стрелы грузопротоков сходятся на товарных станциях уральских городов, то не менее мощные и расходятся от тех же станций. Возьмем хотя бы то самое предприятие, трубы которого видны отсюда, с вершины Медведь-горы. Нижне-Тагильский металлургический комбинат отгружает свою продукцию в девяносто три совнархоза Совет-Гоюза в Румынию, Чехословакию, Болгарию, Китай, КНДР, Польшу, Венгрию, Вьетнам, ГДР, Монголию, Кубу, Индию, Афганистан, Судан, Бирму, Индонезию, Аргентину, Иран...

Далеко видно сегодня с вершины Медведя-камня, с верцшны на которой стоял закованный в железную кольчугу русский человек Ермак Тимофеевич.

предыдущая главасодержаниеследующая глава







© GEOMAN.RU, 2001-2020
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://geoman.ru/ 'Физическая география'

Рейтинг@Mail.ru