GeoMan.ru: Библиотека по географии








01.08.2009

Золотоносная провинция мира

По словам геологов, Южный Урал всегда держался на трёх китах: золоте, меди и железе. В своё время регион по праву считали российским, а позднее — советским Клондайком. Знаменитые самородки: «Большой треугольник», «Заячьи уши», «Большой тыелгинский», «Подкидыш», — которые сегодня хранятся в Алмазном фонде России, были найдены под нашим Пластом и в нашей «золотой» миасской долине. Конечно, эти месторождения уже давно выработаны, но, по оценкам специалистов геологоразведки, в недрах уральской земли полезных ископаемых ещё не на один миллиард.

Урал — не Чукотка

На протяжении всего XIX века Урал был основным поставщиком золота для страны. Старики да геологи рассказывают о самородках, поражающих воображение, о чудесных россыпях и богатых жилах.

— Первое жильное золото в Миассе было обнаружено Евграфом Мечниковым 9 июля 1797 года, — рассказывает Александр Левит, доцент кафедры экологии ЧелГУ, геолог с 50-летним стажем. — Первая опытная промывка на реке Миасс произведена управителем миасского завода Порозовым в 1823 году. Это и есть точка отсчёта промышленной добычи золота на Южном Урале.

Самая же громкая находка датируется 26 октября 1842 года. Тогда неслыханно повезло семнадцатилетнему мастеровому Никифору Сюткину, который обнаружил самый крупный и по нынешний день российский самородок весом 2 пуда 7 фунтов 92 золотника (36,2 кг). В далёком 1842 году эту глыбу золота оценили в 28 146 рублей…

Правда, те старые, овеянные легендами золотоносные месторождения уже давным-давно выработанны. Запасы новых — Светлинского, Березняковского — рассчитаны лет на 20, не больше.

— Как говорится, до Колымы или Чукотки нам теперь далеко, — разводит руками геолог. — Но всё равно и мы даём стране своё золотишко.

По данным партии прогнозно-поисковых работ и геоинформатики Челябгеосъёмки, ежегодно добыча «благородного металла» составляет около 10–15 тонн.

— Рядом с Магаданом, где запасы, по прогнозам, около 100 тысяч тонн, наши цифры, конечно, звучат неубедительно, — рассуждает Алексей Моисеев, главный геолог партии. — Вообще, мы богаты, но богаты на бумаге. А в реальности месторождения и золота, и железа, и меди иссякают.

Богатые нищие

Кстати, запасы руд представляют сегодня куда больший экономический интерес, чем золотые слитки или песок. Когда-то на Урале были сотни месторождений колчеданной меди. Сейчас в области отрабатывается только 4 месторождения: Александринка, Узельгинская шахта, Талганское и Молодёжное месторождения.

— Колчеданная медь включает в себя медь, свинец, цинк, серу, золото, серебро, индий, галлий и даже платиноиды, — объясняет Александр Иосифович Левит. — Эта руда — золотое дно. В Верхнеуральском районе на площади 150 кв. км находится 9 месторождений колчеданной меди. Так что сидим мы на миллиардах, только при этом живём в нищете. Вы не были в посёлке Межозёрный, где располагаются эти залежи? Поезжайте, посмотрите, какая там разруха…

Ещё одно перспективное месторождение — Суроянское. Его прогнозные запасы — от 7 до 9 млрд тонн только железа. Также там руда богата титаном, ванадием, фосфором. Но это место, открытое около 30 лет назад, до сих пор толком не разведано.

— Государство оставило за собой разведку нефти, газа и несколько титульных месторождений руд с мировыми запасами, — разводят руками геологоразведчики. — Реально финансирует только геолого-съёмочные работы, то есть составление карт. Всё остальное отдано на откуп частникам: хотите — разведывайте, вкладывайте свои деньги…

К слову, стоимость поисковых работ на участке, где возможны ресурсы, составляет примерно 100–300 млн рублей, инвестиции в разведочные работы выливаются уже в миллиарды.

— Если в разведочные работы компании готовы вкладывать деньги, риск минимален, — констатирует А. Моисеев, — то вот в поисковые не хотят. Ведь открываемость месторождений составляет только 10–20% от всей «разведки».

Слово вождя

Богатых железных руд, благодаря которым в регионе появились металлургические комбинаты-гиганты, на Южном Урале тоже почти не осталось. Правда, есть Теченское месторождение, которое находится рядом с областным центром, где, по подсчётам, залегает примерно 140 млн тонн качественной железной руды. Но там есть свои геологические «заковырки» в добыче, поэтому в разработку его пока не берут.

— Есть ещё Бакальские руды — это бурые железняки. Они гораздо беднее, чем магнитогорские. Но и этого железа почти уже нет, — добавляет Александр Левит. — Сегодняшние запасы там всего 28 млн тонн. Это мизер, и в советское время такие месторождения никто и брать бы не стал. Хотя крайняя нужда может заставить сегодня взяться и за мелочную разработку.

По мнению геолога, в будущем геологоразведка, скорее всего, сделает уклон на медно-порфировые руды: сегодня 70% мировых запасов меди — именно этого типа. И если запас хорошего колчеданного месторождения обычно ограничивается 2–3 млн тонн, то медно-порфировые залежи — 25–30 млн тонн.

— Но они бедные, поэтому их надо по-другому добывать и перерабатывать, — говорит А. Моисеев. — И у нас не развита инфраструктура, нет с этими районами железнодорожного сообщения — работы там вести пока нерентабельно.

Ещё меньше перспектив в нефтедобыче, которая, в Челябинской области, кстати, тоже ведётся.

— Ещё Сталин говорил, что «на Урале есть всё, кроме нефти и газа, но я уверен, что и это будет», — цитирует вождя геолог Левит. — Лет 15 назад мне даже позвонили и предложили занять место главного геолога нефтяной экспедиции. Тогда я посмеялся: «Какая нефть!» Но её искали и ищут. Даже уже наковыряли где-то 4 тонны (около 29 баррелей) «чёрного золота»… Но это, скорее, исключение. Исходя из геологического строения Южного Урала, нефть для нас несвойственна.

Вымерший малахит

Но вопросы нефти, или стратегических запасов чёрной руды, волнуют местных гелогов-практиков не так сильно. Куда больше у наших экпертов душа болит за исчезающие месторождения самоцветов, варварски выработанные и брошенные.

— В позапрошлом веке Челябинский уезд Оренбургской губернии славился своими самоцветами, — говорит Светлана Речкалова, зав. отделом природы Челябинского областного краеведческого музея. Особенно много их было в Ильменских горах и на минеральных копях Кочкара в Пластовском районе.

Кочкарский геологический район до сих пор называют «русской Бразилией», так как здесь встречаются редкие минералы. В XVIII веке купец Бакакин, владевший золотыми рудниками под Пластом, недалеко от речки Тёплой нашёл незнакомые минералы. Посылку со странными камешками он отправил в академию наук геологу Николаю Кокшарову. Учёные мужи Питера тогда были изумлены: с далёкого Урала им прислали эвклаз — один из самых редких минералов на земле.

— Но сегодня у нас почти не осталось геологических памятников, — вздыхает Александр Левит. — Зато у нас много вымерших минералов. Спросите, есть ли у нас уральский малахит? Он уже давно вымер. Практически не осталось яшмы, родонита и амазонита. Понимаете, если рощу можно вырастить, пускай даже за 100 лет, то минералы не восстановить никогда: это памятники земли, которые она создавала миллионы лет…

Но даже, если где-то ещё и зарыто на Южном Урале богатство, искать его скоро будет некому. Средний возраст нынешних геологов — 55–60 лет. Молодёжь от романтичной в прошлом профессии открещивается: не денежное это дело.

— Чтобы зарабатывать приличные деньги, геолог должен работать день и ночь, — сокрушается Валерий Аршакян, гендиректор Челябгеосъёмки. — Вроде, молодые кадры готовят: специалистов дают Свердловская горная академия, Миасский геологоразведочный колледж, другие вузы, но единицы выпускников идут в геологию…

В упадке отрасли многие старые геологоразведчики винят современные российские власти.

— Даже смешно: у премьера Путина, например, диссертация была по минерально-сырьёвой базе, а при нём геологоразведка как таковая развалилась, — сетует старшее поколение. — А ведь за истекшие три столетия запасы важнейших ископаемых, на которых базируется индустрия нашей страны, были выработаны. Нужны огромные вложения в геологоразведку, глубокое бурение, нужны новые научные концепции. Если у нас будет развита геология — будет развита и экономика. Но люди во властных кабинетах этого почему-то не понимают…

Наталья Калентьева


Источники:

  1. chelyabinsk.aif.ru



При копировании отдельных материалов проекта (в рамках допустимых законодательством РФ) активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:

'GeoMan.ru: Библиотека по географии'