НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    ССЫЛКИ    КАРТА САЙТА    О САЙТЕ  







Народы мира    Растения    Лесоводство    Животные    Птицы    Рыбы    Беспозвоночные   

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Плохой министр - большой астроном

Наполеон отложил книгу в сторону и мелкими шажками пробежался по комнате. Потом потер руки, с прищуром взглянул на потемневшие от времени портреты французских королей, решительно сел к столу. По бумаге, заторопилось перо. Бонапарт писал: "...истинно сожалею, что сила обстоятельств удалила меня от ученого поприща, по крайней мере, я желаю, чтобы люди будущих поколений, читая "Небесную механику", не забыли того уважения, которое я питал всегда в душе к ее автору..." "Завоеватель мира" считал себя покровителем

наук. Ведь он числился действительным членом механической секции Французской Академии. Особенно Бонапарт чтил академика Пьера Лапласа. Назначил его министром. Дал ему графское звание. Повесил на грудь орден Почетного Легиона. Но император не смог сделать из великого математика высокопоставленного придворного. Лаплас по-прежнему был скромен и трудолюбив.

Министр его величества купил себе небольшой, спрятанный в тихом саду дом. Рядом с домом Лапласа стояла дача химика Бертоле. Без лишних церемоний друзья прорубили прямо в заборе калитку и часто приходили друг к другу, чтобы мирно побеседовать или поспорить о судьбах науки. Нередко к гостеприимному хозяину заглядывали и знаменитый математик Лагранж и не менее знаменитый Кювье. Но чаще всего молодые ученые. Среди них был розовощекий швейцарец Бувар. Совсем недавно он бродил с пастушьим кнутом по зеленым склонам альпийских гор. Пас коров. Засматривался на далекие, далекие звезды. Бувар хотел понять: "Откуда они? Что это такое?" Страсть к наблюдению светил привела его в дом Лапласа. И ученый помог Бувару, который стал членом Французской Академии.

Обычно после утренних занятий Лаплас беседовал с молодыми. Рассказывал о новых расчетах, делился своими предположениями.

Однажды, это было в 1796 году, любознательный Бувар спросил ученого, что он думает о происхождении планет, в частности нашей Земли. Не может ли учитель поделиться своими мыслями?

Лаплас улыбнулся и ответил:

- Думаю я об этом давно. После Коперника нам известно, что Земля и планеты вращаются вокруг Солнца. Притом, дорогой Бувар, все они движутся в одном направлении. Только по разным орбитам. Одни дальше от дневного светила, другие ближе. Не кажется ли тебе, что в этом общем движении, может быть, и спрятан секрет происхождения нашей Земли?

- Не понимаю, - пожал плечами Бувар. - Право, не понимаю.

- Тогда представь себе наше Солнце. Наше жгучее светило в виде огромной раскаленной газовой туманности. Я думаю, таким оно было очень давно. Миллионы, а может быть, и миллиарды лет назад. Туманность быстро вращалась и постепенно расплывалась, сплющивалась. Она стала похожа на огромное чечевичное зерно. Со временем из-за очень быстрого вращения от нее начали отрываться раскаленные кольца. Ну, такие же, как и у твоей трубки, - усмехнулся Лаплас, заметив, что Бувар совсем размечтался и трубка молодого астронома вот-вот погаснет. Бувар поспешно затянулся. В воздух поднялись колечки табачного дыма, сначала большое, потом меньше и под конец совсем маленькое.

Вскоре кольца дыма распались на отдельные синеватые облачка. Ученые молча проводили их взглядом.

- Так вот, дорогой Бувар, - продолжал Лаплас, - я предполагаю, что и Земля произошла из подобного распавшегося солнечного кольца. У меня уже есть кое-какие математические расчеты. Они подтверждают эту гипотезу. Потом покажу их тебе. А сейчас извини. Нужно идти работать.


Бувар вздохнул и с сожалением поднялся из кресла. Он знал: время учителя дорого. Еще он знал, что не сегодня, так завтра хозяин дома опять пригласит его и щедро поделится новыми сокровенными мыслями.

Таков был Лаплас. Добрый к друзьям - строгий к себе. Изо дня в день в течение 25 лет он писал свой многотомный труд "Небесную механику" - учение о движении и происхождении далеких светил. В нем была вся жизнь ученого.

Наполеон говорил о своем министре:

- Первоклассный геометр, Лаплас вскоре показал себя администратором совершенно посредственным; первые шаги его на этом поприще убедили нас в том, что мы в нем обманулись. Замечательно, что ни один из вопросов практической жизни не представлялся Лапласу в его истинном свете. Он везде искал чего-то, идеи его отличались загадочностью.

Для императора он был плохим министром. Но он остался в памяти людей великим математиком и астрономом - человеком, выдвинувшим смелое предположение о происхождении Земли.

Когда Наполеон заметил ученому, что в изложении системы мира нигде не упоминается о боге, Лаплас ответил: "Я не нуждался в этой гипотезе". Да, в отличие от многих предыдущих его теория происхождения Земли и других планет не опиралась на церковные догмы.

Позднее ее стали называть гипотезой Канта - Лапласа. Ученые обнаружили в одной из старых книжек подобное предположение о происхождении планет. Правда, в ней утверждалось: космическая туманность возникла не из раскаленных газов, а из холодных частичек. Автор книги был неизвестен. Лишь после тщательных розысков установили, что написал это сочинение в 1755 году немецкий философ Кант.

Но Лаплас об этой книге ничего не знал. Весной 1827 года жестокая болезнь сразила ученого. Потеряв сознание, он бредил тем, что занимало всю его жизнь. С мыслями о необъятном мире и ушел из жизни Пьер-Симон Лаплас.

предыдущая главасодержаниеследующая глава







© GEOMAN.RU, 2001-2020
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://geoman.ru/ 'Физическая география'

Рейтинг@Mail.ru