GeoMan.ru: Библиотека по географии








предыдущая главасодержаниеследующая глава

Средиземные моря и последнее оледенение

Как показывают исследования глубоководных отложений, глобальное похолодание началось уже около 115 тыс. лет назад, а 110 тыс. лет назад летняя температура поверхностного слоя воды в Северной Атлантике стала на 5-6° ниже, чем в рисс-вюрмское межледниковье. Дальнейшее развитие климата было пульсирующим. Периоды потеплений чередовались с более продолжительными похолоданиями. Начавшееся понижение температур отразилось па облике растительности Европы. Почти повсеместно преобладали ландшафты типа лесотундры. Только на защищенных горами северных побережьях Средиземного моря - в Греции, Италии и Испании - сохранились сильно разреженные леса. Последнее четвертичное оледенение в Альпах известно как вюрмское, в Центральной Европе - как вислинское. На Русской равнине его называют валдайским.

В раннем вюрме первая волна холода сменилась потеплением 95-90 тыс. лет назад. Температура воды в Северной Атлантике повысилась на 7-8°. В Западной Европе это потепление лучше всего изучено на территории Голландии (в местечке Амерсфорт). Здесь произрастали сосновые и березовые леса. Летние температуры поднялись на 4-5°, достигнув 14-15° С. Затем наступило новое похолодание, которое сменилось 82-81 тыс. лет назад потеплением брёрун. Тогда в Западной Европе распространились широколиственные леса, а летние температуры поднялись до 16-17°. В течение последовавшего похолодания средние летние температуры упали до 10-6° С.

За последние годы палеогеографы получили новые данные, которые позволили несколько прояснить природную обстановку непосредственно в области Средиземноморья в эпоху вюрмского оледенения. На протяжении этого времени несколько раз резко менялась увлажненность региона: периоды сравнительно хорошей обеспеченности влагой чередовались с длительными засухами. Правда, довольно трудно установить, каким был климат Средиземноморья в раннем вюрме. Благодаря палинологическим исследованиям отложений реки Эль-Аси в Сирии удалось определить фазу увлажнения, датированную 56- 46 тыс. лет назад, и аридную фазу - 46-45 тыс. лет назад. К сожалению, для радиоуглеродного метода, с помощью которого произведены датировки фаз, эти величины близки к предельным; действительный возраст обычно значительно древнее. Однако, насколько омоложены указанные даты, сказать трудно. Что касается Северной Африки, включая Сахару, то здесь на протяжении раннего вюрма сохранялись резко засушливые условия.

В период, соответствующий средневюрмскому потеплению, на большей части Средиземноморского бассейна установились влажные условия. В долинах рек Ближнего Востока, по данным спорово-пыльцевого анализа, произошел расцвет широколиственных лесов. 40 тыс. лет назад в районах, расположенных севернее и южнее Атласских гор, отмечено увеличение осадков. Резко поднялся уровень воды в озерах к югу от Сахары.

Максимальное продвижение ледников на территории Европы совпало с установлением повсеместно в Средиземноморском бассейне холодных и резко засушливых условий. Снеговая линия на востоке опустилась пе меньше чем на 600 м. В долинах рек и в предгорьях почти совершенно исчезли леса. Понизились уровни озер во внутренних котловинах Малой Азии, на Аравийском полуострове, южнее Сахары (в Чаде и озерах Афара). Исследования состава донных фораминифер в восточной части Средиземного моря показали, что около 18 тыс. лет назад летние температуры поверхностных вод понизились на 4° С. Одновременно уменьшилась соленость.

Один из механизмов, которым можно объяснить колебания увлажненности аридной зоны в зависимости от развития оледенения в умеренных широтах, связан с изменением положения так называемой зоны внутритропической конвергенции. Это переходная зона между пассатами и муссонами, совпадающая с полосой пониженного давления. При межледниковых потеплениях зона внутритропической конвергенции отодвигалась к северу и летние муссоны беспрепятственно переносили влагу в область пустынь. В периоды похолоданий зона перемещалась ближе к экватору и пустыни оказывались во власти сухих пассатов, что приводило к их резкой аридизации. По данным грузинских палеогеографов, по-видимому, в течение раннего и позднего вюрма происходило двукратное продвижение горно-долинных ледников. В центральных районах Большого Кавказа ледники опускались па 800-1000 м ниже, чем сейчас.

Согласно полинологическим исследованиям климат в течение последних эпизодов оледенения неоднократно менялся. В отложениях Кударских пещер, соответствующих раннему и среднему вюрму, обнаружена пыльца, которая свидетельствует о том, что в верхнем ярусе гор сосновые и березовые леса чередовались с безлесными ландшафтами.

Как показало изучение торфяника в районе города Сухуми, на протяжении средневюрмского потепления (41-40 тыс. лет назад) на Черноморском побережье Кавказа росли буково-пихтовые леса с елью. Климат был умеренно теплым и влажным. Судя по радиоуглеродным датам, уже около 38 тыс. лет назад климат стал холодным и влажным. На побережье произрастали почти исключительно сосновые леса.

Холодный и сухой климат удерживался на Кавказе большую часть позднего вюрма. Как показали исследования разрезов в нижнем течении реки Иори в Восточной Грузии, около 20 тыс. лет назад здесь была распространена растительность типа лесостепи с разреженными сосновыми лесами.

Климатические колебания в конце позднего вюрма (14- 10 тыс. лет назад) изучены достаточно подробно. Продолжалось общее потепление климата, на фоне которого происходили относительные потепления и похолодания. Первым интенсивным потеплением был бёллинг (13,2-12,3 тыс. лет назад). В это время климат на большей части Европы был уже теплым. После непродолжительного похолодания наступило новое потепление - аллерёд (12-11 тыс. лет назад). Затем опять похолодало, восстановились условия полярной тундры. Новая волна тепла (10,3-10,2 тыс. лет назад) ознаменовала окончание последнего оледенения в Европе.

Подробные сведения относительно климатических колебаний в позднеледниковое время были получены в результате комплексных исследований археологических стоянок па восточном побережье Средиземного моря. Около 12 тыс. лет назад (аллерёд) здесь установились влажные и теплые условия, 11-10 тыс. лет назад климат стал вновь прохладным и сухим, а 10 тыс. лет назад опять наступило тепло, и вскоре распространились широколиственные леса.

12 тыс. лет назад начался новый этап увлажнения Сахары, поднялся уровень ряда озер, расположенных к югу от великой пустыни. Приблизительно 14 тыс. лет назад распространились смешанные леса в межгорных котловинах Кавказа. Палинологические исследования показали, что на равнине Иори уже росли низменные леса с широколиственными породами.

Максимальные стадии последнего оледенения соответствовали глубокой гляциоэвстатической регрессии Мирового океана. Уровень его понизился на 120-100 м. Примерно на ту же величину понизился уровень Средиземного моря (гримальдийская регрессия). Отложения этого времени содержат "холодную" североатлантическую фауну; как отмечалось, температура поверхностного слоя воды в Восточном Средиземноморье понизилась на 4°.

В вюрме уровень моря, по крайней мере один раз, поднимался выше современного. На побережье Ливана, в районе Нааме, волноприбойиая ниша срезала отложения рисс-вюрмской трансгрессии с раковинами Strombus bubonis. В ходе этой трансгрессии был отложен материал, содержащий раковины Vermatus. По этим раковинам уранториевым методом была получена дата 90±20 тыс. лет назад, позволившая сопоставить эту трансгрессию с одним из ранневюрмских потеплений (амерсфорт, брёруп), хотя для обоснования такого сопоставления необходимы дополнительные данные.

На протяжении большей части позднего вюрма в Черноморском бассейне происходила регрессия. Там существовал слабосолоноватоводиый бассейн, сток из которого шел через Босфор и Дарданеллы. Уровень Черного моря в вюрмское время определялся положепием коренных пород в районе проливов. Как показало бурение, эти породы лежат на глубине 70-80 м. Именно на такой глубине обнаружены береговые образования на северо-западе акватории Черного моря.

Так, огромная область мелководья стала в течение максимума последнего оледенения сушей. По низменной равнине текли реки, врезаясь в толщу осадочных пород. Именно в результате эрозионной деятельности рек возникли многочисленные лиманы, столь характерные для Причерноморской низменности. Подводные долины, погребенные под толщей позднейших отложений, прослеживаются и сейчас в области мелководья: это продолжения Днестра, Днепра, Куяльника и многих других рек.

Раннехвалынский и ранний новоэвксинский бассейны [Федоров, 1978]
Раннехвалынский и ранний новоэвксинский бассейны [Федоров, 1978]

За счет поступления речных вод и сброса из приледниковых бассейнов соленость черноморского бассейна все время понижалась. Как показали исследования глубоководных отложений, около 22 тыс. лет назад воды Черного моря стали практически пресными. Образовавшийся опресненный регрессивный бассейн получил название "новоэвксинский". Около 12 тыс. лет назад уровень его стал повышаться. Это могло быть вызвано двумя причинами - усиленным поступлением талых ледниковых вод через каналы стока и глобальной трансгрессией Мирового океана, достигшей Черноморской котловины.

Что касается Каспийского бассейна, то там за последнее оледенение произошли две мощные трансгрессии - ранне- и позднехвалынская. Наиболее значительной была первая трансгрессия: в ходе ее каспийские воды достигли абсолютной отметки 50 м. Море затопило огромные пространства Прикаспийской низменности, проникнув по долине Волги до Самарской Луки. Была покрыта водой вся Куринская низменность, море доходило до юго-восточных отрогов Главного Кавказского хребта и до Малого Кавказа. Раннехвалынское море покрывало всю Западно- Туркменскую низменность и низменные Каракумы, примерно до города Кизыл-Арвата, затем стало медленно отступать, задерживаясь на промежуточных уровнях. Террасы, соответствующие этим уровням, выражены на абсолютных отметках 32-34, 20-22, 12-14 и 8-9 м. Нижнехвалынское море было опресненным. В его водах обитали преимущественно моллюски группы Didacna trigonoides, которые в Верхнехазарском бассейне встречались только в устьях крупных рек.

После небольшого перерыва произошла позднехвалынская трансгрессия, имевшая более скромные размеры. Пределы ее распространения были ограничены нулевой горизонталью (26-27 м над современным уровнем Каспия). Как и в предыдущем случае, можно проследить несколько фаз позднехвалынской трансгрессии. Более низкие террасы располагаются на абсолютных отметках -2, -11-12 и -16-17 м.

Позднехвалынский комплекс дидакн беднее в видовом отношении; представлены практически только два вида. Предполагается, что в период максимума нижнехвалынской трансгрессии каспийские воды переливались через Маныч в Черное море, преодолев водораздел, расположенный на высоте 50 м над уровнем моря.

Есть все основания связать обе хвалынские трансгрессии с поступлением огромных масс воды из приледниковых водоемов. Главным питающим каналом была Волга, собиравшая значительную часть вод из приледниковых озер Русской равнины. Радиоуглеродные датировки подтверждают это предположение. Возраст раннехвалынской трансгрессии соответствует оледенению раннего вюрма (70-40 тыс. лет назад), тогда как возраст позднехвалынской (20-10 тыс. лет назад) довольно точно совпадает с максимумом позднего вюрма.

На протяжении рисского оледенения рисс-вюрмского межледниковья и в начале вюрмского оледенения на территории Старого Света были широко распространены поселения неандертальского человека - Homo sapiens neanderthalensis. Определение времени существования, хронологическое и локальное подразделение и особенности развития неандертальца относятся к числу до сих пор не решенных проблем. Длительное время принимавшееся в науке деление неандертальцев на типичных (классических) и нетипичных ныне большинством исследователей отвергается. Согласно современным реконструкциям неандертальцы были широкие в плечах, коренастые: их средний рост составлял 1,62 м (1,65 м у мужчин, 1,55 м у женщин). Объем мозга был лишь немногим меньше, чем у современного человека (1500/1400 см3), хотя у отдельных индивидуумов (человек из Амуда) он достигал огромной величины - 1740 см3, Очень характерным для неандертальского человека было строение лицевого скелета: вдавлены глазные впадины, резко выделены подбровный валик и подбородок.

Советский антрополог В. П. Алексеев, произведя промеры и статистическую обработку большого числа скелетных остатков, выделил четыре группы в составе неандертальского населения: 1) европейскую, включающую также местонахождение Джебел Ирхуд в Северной Африке и один из черепов пещеры Схул в Палестине; 2) африканскую, по находкам в Афаре (ЮАР) и Брокен Хилл (Замбия); 3) переднеазиатскую, в которую входят многочисленные скелеты из пещеры Шанидар на севере Ирака, а также скелет ребенка из пещеры Тешик-Таш на юге Узбекистана.

Четвертую группу образуют некоторые черепа из пещеры Схул (Схул IV и V). Эти черепа отличаются высоким сводом, слабо наклоненной лобной костью, большим объемом мозга. Эти особенности, а также общие пропорции тела сближают схульских неандертальцев с человеком современного типа.

На протяжении раннего и значительной части среднего вюрма в бассейне средиземных морей, так же как в Европе и в Передней Азии, происходило развитие культур мустье. В археологической науке еще не решены многие проблемы, связанные с этим важнейшим этапом первобытной истории. Можно считать установленным лишь следующее: численность мустьерского населения на большей части Евразии возросла по сравнению с ашельским, и оно было лучше адаптировано к окружающей среде. Действительно, ашельское население существовало преимущественно в "теплых" ландшафтах: их постоянной добычей были такие теплолюбивые животные, как носорог, гиппопотам, макак. Мустьерские люди жили в значительно более суровых условиях. Уже в начале вюрмского времени в составе фауны Ближнего Востока произошли существенные изменения. Вымерли крупные животные - обитатели саванн, в первую очередь слоны и гиппопотамы. На Ближнем Востоке основными объектами охоты становятся сравнительно мелкие животные - обитатели горно-лесных ландшафтов: лесная лань, джейран, гиена, бык. На северном побережье Средиземного моря (грот Ортюс близ города Монпелье) охота шла на пещерного медведя, лошадь, благородного оленя, козла.

Особенностью мустье Передней Азии была высокая вариабельность каменных индустрий. Советский исследователь И. И. Коробков выделил восемь основных типологических вариантов левантийского мустье. Большая часть этих вариантов имеет определенно локальное распространение; они приурочены или к северной, или к южной зоне побережья, к Иудейской пустыне, району Тивериадского озера, Пальмирскому оазису. В целом не удается проследить зависимость типологических вариантов от особенностей хозяйства или же связать их с антропологическими типами древнего населения. Это, с одной стороны, указывает на существование относительно замкнутых культурных зон, а с другой - выявляет значительную подвижность мустьерского населения.

Датировки наиболее ранних мустьерских стоянок (Джерф Аджла в Пальмирском оазисе и Кебара Ф в литоральной зоне Палестины) составляют 43-42 тыс. лет. Мощность культурных слоев невелика. Это свидетельствует о кратковременном обитании небольших охотничьих групп. Переход от мустье к верхнему палеолиту совершился, по-видимому, 42-40 тыс. лет назад.

На некоторых многослойных памятниках (Кзар Акил, Джерф Аджла, Табун) устанавливается переходный этап от мустье к верхнему палеолиту. Мустьерские орудия здесь сочетаются с типичными верхнепалеолитическими. Судя по имеющимся датировкам, переходный этап относится к времени 40-30 тыс. лет назад. В составе охотничьей добычи были животные, характерные для горно-лесных ландшафтов: лесная лань, благородный олень, косуля. Преобладающий объект охоты - лесная лань.

На территории Северной Африки культуры, относимые к мустье и атеру, существовали на протяжении средневалдайского интервала: 40-25 тыс. лет назад. Среди охотничьих трофеев здесь еще попадались слон и носорог, однако основной добычей становились олень, антилопа, бовиды.

На Кавказе, где мустьерское население было гораздо многочисленнее, чем ашельское, охота шла главным образом на пещерного медведя, хотя возросло значение и других животных: благородного оленя, зубра, куницы. Население по-прежнему концентрировалось в Причерноморской зоне, в центральной части Главного Кавказа и на Малом Кавказе.

Мустьерские поселения существовали на Кавказе в течение теплых межстадиалов и похолоданий раннего вюрма, а также в среднем вюрме. По данным спорово-пыльцевого анализа отложении пещеры Кударо III в Южной Осетии, в мустьерское время растительность изменилась от темно-хвойно-широколиственных лесов до субальпийских березняков. Елово-пихтовые леса были распространены в мустьерское время на склонах гор на Черноморском побережье Кавказа, сосново-березовые - на северном склоне (в районе Губского навеса). Зона вечных снегов на Западном Кавказе понижалась почти на 700 м. Мустьерские памятники существовали более 40 тыс. лет назад.

Мустьерский слой 3а в пещере Кударо I датирован 44 150±2400/1860 лет верхиии мустьерскии слои в Ахштырской пещере (недалеко от города Сочи) -35±2 тыс. лет назад. Основной охотничьей добычей в Южной Осетии и в районе Черноморского побережья был по-прежнему пещерный медведь. В предгорьях Карабаха охотились еще и на благородного оленя, на Армянском нагорье - на пещерного медведя, носорога, лошадь, оленя, газель, на северном склоне Главного Кавказского хребта - на тура, барана, бизона, лошадь.

Недалеко от города Краснодара в покровных отложениях второй террасы реки Иль (притока Кубани) залегает культурный слой мустьерской стоянки Ильская. Большая часть фаунистических остатков принадлежит бизону. Обнаружены по крайней мере три особи мамонта. Состав фауны и пыльцы говорит о том, что в окрестностях стоянки преобладали степи. И состав фауны, и орудия труда дают основание считать, что обитатели стоянки пришли сюда с Русской равнины.

Мустьерские памятники Кавказа в большинстве своем свидетельствуют о непродолжительном пребывании здесь небольших охотничьих групп. В Южной Осетии наиболее крупный памятник - Джурчула, по мнению В. П. Любина, был сезонным охотничьим стойбищем. Остальные определяются как охотничьи биваки, стоянки-мастерские.

Типологическое изучение каменных орудий привело В. П. Любина к заключению, что мустье Кавказа "тяготеет к переднеазиатской области" и имеет в основном два варианта - типичное и зубчатое с тремя культурами: губской, цхинвальской, кударо-джурчульской. Учитывая, что каждая культура представлена несколькими близко расположенными памятниками, вполне вероятно, что эти памятники образовались в результате движений одной и той же охотничьей группы.

Мустьерские стоянки известны на территории Средней Азии. Их особенно много в предгорьях Тянь-Шаня и Пампро-Алая: это пещеры и открытые стоянки, тяготеющие к межгорным котловинам и каньонам. В одной из пещер - Тешик-Таш - академик А. П. Окладников обнаружил в мустьерском слое погребение неандертальского ребенка. Фауна этого слоя включала горного козла, благородного оленя, кабала, лошадь, шерстистого носорога.

В начале 80-х годов проводились археологические и палеогеографические работы на западе Туркмении. На слабоволнистой каменистой равнине, лежащей между Большим и Малым Балханом, расположены береговые валы, образованные водами Каспия во время хвалынских трансгрессий. На поверхности валов найдены камни, многие из которых были законченными орудиями труда. Обнаружены также мустьерские двусторонне обработанные орудия. По всей вероятности, мустьерские люди здесь первоначально раскалывали камни. Среди морской гальки они выбирали наиболее подходящие и несколькими ударами отбойника придавали им нужную форму. Законченные орудия уносили с собой; на каменных россыпях оставались отходы производства или полуфабрикаты. Скорее всего, люди жили где-то недалеко. Однако найти эти поселения до сих пор не удалось. Тем не менее находки мустьерских орудий на берегах нижнехвалынской трансгрессии Каспия и на Красноводском полуострове - свидетельство того, что Западная Туркмения была заселена человеком в эпоху мустье.

В течение длительного времени индустрии мустье связывали исключительно с неандертальским человеком. Потом из этого правила стали появляться исключения. В пещере Староселье в Крыму и в пещере Джебел Кафсех в Палестине в слоях с типичными мустьерскими индустриями были найдены скелетные остатки Homo sapiens sapiens. Эти находки позволяют утверждать, что между мустьерской техникой и неандертальским антропологическим типом нет жесткой связи.

На основании сказанного попробуем ответить на вопрос: что же представляла собой эпоха мустье? По-видимому, это была система технических, культурных и социальных адаптаций, направленных на преодоление крупного экологического кризиса, ознаменовавшего начальный этап вюрмского оледенения. Основные усовершенствования произошли в сфере орудий труда: археолог определяет мустье по характерному набору каменных орудий - скребел, остроконечников, специально подготовленных ядрищ (техника леваллуа). Уже давно было выделено несколько фаций мустьерской техники. Так, во Франции их известно пять: мустье ательской традиции, типа Кина, типа ферраси, типичное и зубчатое. Одни фации имеют узколокальное проявление, другие охватывают огромные пространства. По-видимому, речь идет об определенных технических моделях, не имевших ни функционального, ни этнического содержания. Одним и тем же остроконечником могли убить горного козла в Пиренеях и антилопу в Северной Африке (добавим, что охотничья добыча мустьерских людей в Крыму включала мамонта). Во всяком случае, выделить какие-либо культурные зоны на основании распространения фаций невозможно. Мустьерское население состояло из небольших кочевых групп. По-видимому, именно их широким расселением и взаимным обогащением культурным опытом объясняется распространение мустьерских индустрий на берегах средиземных морей.

Примерно 40-30 тыс. лет назад начинается новый этап в первобытной истории Старого Света. Наиболее характерные черты его: широкое распространение человека современного антропологического типа Homo sapiens sapiens и верхнепалеолитической техники. Раньше эти два процесса связывали. Однако известны случаи, когда мустьерские орудия изготавливали современные люди. По всей вероятности, здесь речь идет о двух независимых процессах - биологическом и культурном, вызванных одной причиной - необходимостью приспосабливаться к экологическому кризису.

До недавнего времени антропологи считали (а многие считают и сейчас), что сапиенс возник в результате биологической эволюции неандертальцев (дрейфа генов и мутаций, закрепляемых отбором). Новые данные показывают, что дело обстояло, по-видимому, сложнее. Так, в Юго-Западной Франции имеется местонахождение Фонтешвад, где обнаружен индивид очень близкий к сапиенсу, возраст которого по меньшей мере 120 тыс. лет. В связи с этим появились представления о прямой линии развития, идущей от габилиса к сапиенсу.

Столь же неясен вопрос о месте происхождения современного человека (моно- или полицентризм: возникновение в о дней или одновременно в разных точках обитаемого мира), а также о точном времени его появления. Как бы то ни было, непреложно одно - приблизительно 40-30 тыс. лет назад Н. s. sapiens стал единственным властелином суши. Трудно, пожалуй, сказать, что выгодно отличало сапиенса от неандертальца. Выше мы говорили, что неандерталец был достаточно силен, у него был и большой объем мозга - многое из того, чего достиг человек верхнего палеолита, мог бы сделать и неандерталец. О сложном духовном мире неандертальского человека говорят погребения, которые обнаружены во Франции, в Крыму, на Ближнем Востоке. Чего стоят "цветы на могиле неандертальца", следы которых обнаружены в пещере Шанидар! По-видимому, из всех многочисленных свойств вида H. s. sapiens важнейшее - полиморфизм. По словам В. П. Алексеева, это свойство проявляется не столько в чрезвычайной изменчивости отдельных морфофизиологических признаков и их амплитуде, сколько в их сочетаемости, что дает возможность подразделить вид на многочисленные локальные варианты.

К этому определению необходимо прибавить усложнение системы поведения и культуры. У человека появились новые черты, которыми до него на Земле не обладал никто: способность к усложненной адаптации, умение не только вырабатывать альтернативные модели и выбирать тот вариант, который в данных условиях оказывался оптимальным, но и изменять эти модели в зависимости от изменяющихся условий. И еще одно замечательное свойство - память. Все, чего человек достиг, весь опыт огромного числа поколений не исчезали бесследно, а навсегда оставались в копилке памяти, имя которой - культура. Именно усложнение адаптации, пластичность и беспредельное увеличение объема социальной памяти были теми свойствами рода H. s. sapiens, которые сперва помогли ему уцелеть в жесточайшем кризисе последнего оледенения, а затем достичь высот цивилизации.

Обычно верхний палеолит в приледниковой Европе связывают с широким распространением пластинчатой техники и изделий из кости и рога, а также с появлением искусства. Важнейшим нововведением была, конечно, пластинчатая техника или, точнее, стандартизация заготовок. Люди научились откалывать от каменных ядрищ длинные и тонкие пластины, из которых можно было в дальнейшем изготовить целый ряд инструментов самого различного назначения. Тем самым значительно повышалась производительность труда, увеличивалась эффективность и упрощалось изготовление орудий. Сама идея пластинчатой техники не была исключительным достижением человека верхнего палеолита. В рисс-вюрмское время в ряде пещер Ближнего Востока зарегистрирована своеобразная ашельская индустрия ябруд. Для нее было характерно широкое применение пластин. Но если тогда это был своего рода эксперимент, не получивший дальнейшего развития (но, по-видимому, "осевший" в коллективной памяти - культуре), то в эпоху верхнего палеолита пластинчатая техника получила всеобщее распространение.

Радиоуглеродные датировки, полученные для слоев переходного этапа (сочетающего элементы техники мустье и верхнего палеолита), показывают, что данный культурно-исторический этап начался раньше всего на Ближнем Востоке. Этому явлению есть правдоподобное объяснение. С началом вюрмского оледенения на Ближнем Востоке создалась напряженная экологическая ситуация, о масштабах которой свидетельствует сокращение населения. Число мустьерских стоянок здесь меньше, чем ашельских. По-видимому, в условиях хронического недостатка пищи древние люди делали все возможное, чтобы усовершенствовать орудия охоты. Тогда-то вернулись к давно забытой идее стандартизации заготовок путем изготовления пластин. Идея оказалась продуктивной: изготовление орудий, предназначавшихся для охоты и для обработки туш, упростилось; сами орудия стали более эффективными. На какое-то время решение проблемы голода было достигнуто. Каким-то образом технические достижения одной группы передавались соседним коллективам (в качестве наиболее вероятного механизма обмена культурно-технической информацией обычно называют эвгогамные браки).

Приблизительно 30-16 тыс. лет назад на территории Передней Азии развивались индустрии левантийского ориньяка, имевшие чисто верхнепалеолитический характер. Поскольку между слоями переходного этапа и ориньяка существует эрозионный перерыв, специалисты боятся утверждать, что между этими индустриями есть генетическая связь, хотя такое весьма вероятно. Ориньякские индустрии соответствуют максимальному похолоданию и иссушению климата на территории Передней Азии. По расчетам, депрессия снеговой линии в горах восточного побережья Средиземного моря составила около 600 м. Есть данные о полном исчезновении лесной растительности в горах.

В ориньякскую эпоху число поселений продолжает сокращаться. Почти полностью исчезают поселения открытого типа. Сокращение числа поселений в приморской зоне, вероятно, частично связано с регрессией моря. Так, в районе гор Иудеи известно 18 пещерных памятников мустье и только семь верхнепалеолитических. Значит, распространение верхнепалеолитической техники по привело к радикальному решению проблемы питания на Ближнем Востоке. Это и понятно: совершенствование орудий охоты лишь убыстряло истребление дикой фауны.

Иначе обстояло дело в Европе. Распространение верхнепалеолитической техники (наиболее ранние стоянки имеют возраст 35-30 тыс. лет) привело к резкому увеличению производительных сил, что нашло свое выражение прелюде всего в росте численности населения. Число и размеры стоянок верхнего палеолита возросли во много раз по сравнению с эпохой мустье.

В Европе можно говорить о двух основных областях концентрации верхнепалеолитического поселения. Восточная простиралась от Центральной Европы (стоянки в верхнем течении Дуная и в предгорьях Карпат) до Предуралья и включала бассейн Днепра и среднего Дона. Западная область охватывала Приатлантическую Европу и северное побережье Средиземного моря. Наиболее высокой была численность поселения в так называемой Франко-Кантабрии - на юго-западе Франции и северо-востоке Испании.

На основании морфологических и технических особенностей каменных орудий в пределах каждой области археологи выделяют несколько культур. Одни специалисты (и их большинство) считают, что за этими культурами стоят какие-то устойчивые объединения людей (племена или группы племен), в среде которых сохранялись традиционные приемы изготовления орудий труда. Другие склонны видеть за культурами какие-то особенности трудовой деятельности (например, сезонные). По-видимому, и та и другая точка зрения имеют право на существование.

Как показывает статистический анализ каменных орудий, в одних случаях верхнепалеолитические культуры, безусловно, отражают какие-то традиционные объединения, существование которых не связано ни с особенностями производственной деятельности, ни с природным окружением. В других случаях они явно отражают пространственное распределение орудийной деятельности и особенности природной зональности. Замечено, что существование независимых от ландшафтов культурных общностей в наибольшей степени характерно для наиболее теплых промежутков позднего плейстоцена, когда ослабевал экологический контроль и у людей появлялась свобода выбора. Наоборот, за наиболее холодные отрезки времени происходила некоторая нивелировка производственной деятельности, выделенные для этих промежутков археологические культуры определялись особенностями природы. Какова бы ни была их природа, существование сравнительно устойчивых и обширных объединений людей - установленный факт для верхнего палеолита. Во многом это связано с увеличением оседлости. В Западной и Восточной Европе обнаружены крупные базовые лагеря, стоявшие круглый год. По-видимому, в условиях сравнительной оседлости, ставшей возможной благодаря эффективности производственной базы, смогло получить столь блестящее выражение палеолитическое искусство: наскальная живопись, скульптура.

Но не следует думать, что верхнепалеолитическое поселение было неподвижным. Сходство ориньякских индустрий на Ближнем Востоке, на западе, в центре и на востоке Европы позволяет восстановить крупномасштабные миграции. Столь же разительно сходство верхнепалеолитических индустрий верхнего Дуная и среднего Дона.

В условиях резкой аридизации климата практически исчезло население на территории Северной Африки. Можно предположить, что какое-то население сохранилось лишь в наиболее увлажненных районах Атласских гор. Нет никаких сведений о существовании верхнепалеолитических стоянок в пустынях Средней Азии, где расселение было ограничено горными районами на востоке.

Почти 40-30 тыс. лет назад эпоха верхнего палеолита началась на Кавказе. Здесь значительно сузилась область, пригодная для заселения. Население концентрировалось в основном в предгорьях Западной Грузии и на Черноморском побережье. В этих районах сохранялись преимущественно сосновые леса. Судя по фаунистическим остаткам в пещерах Сакажиа, Девис-Хврели и Мгвимави, на первом месте в добыче верхнепалеолитических охотников был зубр, затем шли козел, олень, лошадь, кабан, пещерный медведь.

Около 16 тыс. лет назад в условиях начавшегося повышения температуры и влажности значительно возросла численность населения, и особенно на Ближнем Востоке, где появились эпипалеолитические культуры. Наиболее характерны для этих культур микролиты - обработанные сечения небольших пластин (в том числе треугольники, сегменты, трапеции), которые употреблялись первоначально как составные части метательных орудий. Увеличилось количество памятников по сравнению с предшествующим (ориньякским) этапом. Один из основных районов концентрации эпипалеолитических памятников - долина реки Иордан. Только в южной части этой долины известно более 40 эпипалеолитических памятников.

В развитии левантийского эшшалеолита выделяют несколько фаз: собственно кесарийскую, геометрическую кебару А, геометрическую кебару Б, натуф. Кебарийские индустрии датируются приблизительно 16-11 тыс. лет назад. Для этих индустрий характерно дальнейшее развитие орудий охоты - различного типа наконечников (кебарийских, острий-косоугольников). Для геометрической кебары особенно характерны многочисленные орудия типа геометрических микролитов: треугольники, трапеции, микрорезцы. В составе фауны пещеры Кебара (Западная Галилея) преобладают лань и джейран, встречаются благородный олень, лошадь, осел, бык, жиряк, гиена, волк, лисица, медведь.

Микролитические орудия преобладают в индустриях натуфа. По современным представлениям, в развитии натуфа выделяются ранняя и поздняя фазы. Радиоуглеродные датировки поселений, относящихся к ранней фазе, лежат в пределах 12-11 тыс. лет назад. Датировки поселений поздней фазы - 11-9,5 тыс. лет назад. Палеогеографические исследования, проведенные на памятнике "терраса Хайоним Д", показывают, что ранний натуф соответствовал холодной и сухой климатической фазе, поздний - теплой и влажной.

Схема расселения в натуфийское время несколько изменилась по сравнению с позднепалеолитическим этапом. С одной стороны, сохранились верхнепалеолитические поселения; в ряде случаев натуфийские слои расположены выше верхнепалеолитических в тех же пещерах; заметно возросло количество открытых поселений. С другой стороны, стали осваиваться новые природные зоны - литоральная область и рифтовая долина. Последнее обстоятельство особо важно. Здесь зона хозяйственного использования включала области распространения дикорастущих злаков - пшеницы и ячменя. Основой хозяйства натуфийских поселений была охота. В фауне натуфийского слоя пещеры Вад "преобладает газель (джейран). Установлено, что в хозяйстве существенную роль играли собирательство и рыболовство. Размеры и число натуфийских поселений значительно увеличиваются, что свидетельствует о росте численности населения. В ряде случаев формировалась "радиальная" структура: вокруг крупного поселения располагалось несколько мелких.

Одновременно с поселениями позднего натуфа Палестины и Ливана эпипалеолитические поселения существовали в пойме верхнего Евфрата - Мурейбат, Абу Хурейра. Хозяйство этих поселений было основано на охоте, рыбной ловле, сложном собирательстве. Характерны находки в мезолитических слоях зерен дикорастущих пшеницы, ячменя, чечевицы, а также плодов фруктовых деревьев. Серия радиоуглеродных дат эпипалеолитических слоев поселения Мурейбат лежит в пределах 10,6-10 тыс. лет назад.

На протяжении позднеледниковья вновь появилось население в Северной Африке. К этому времени здесь относят иберомаврусийскую культуру. Французский археолог Г. Кане датирует ее 16-11 тыс. лет назад. Иберомаврусийская культура ограничена в основном южной литоралью Средиземного моря: полоса открытых и пещерных стоянок тянется от Восточного Марокко до Тунисского залива. Тем не менее отдельные памятники, типологически близкие к иберомаврусийской культуре, проникают на юг, вплоть до присахарской зоны.

Данных относительно климатических условий, в которых происходило развитие культуры, крайне мало. Для пяти памятников, расположенных в литоральной зоне Марокко и Алжира, были получены палеоботанические данные, которые указывают на существование в это время хвойных и широколиственных лесов, на широкое распространение сосны и кедра, т. е. на преобладание сравнительно прохладного климата.

Среди поселений выделяются открытые и пещерные. Первые располагаются обычно на дюнах или на песчаных выдувах и характеризуются маломощным культурным слоем. Пещерные поселения были более продолжительными.

Хозяйство поселений иберомаврусийской культуры отличается большим разнообразием. Важнейшей отраслью была охота на крупных млекопитающих (носорога, быковых, газель, антилопу, муфлона и др.). Важным источником нищи (особенно на поздних этапах) был сбор съедобных морских моллюсков. Культурные слои некоторых памятников (типа раковинных куч) представляют собой скопление огромного числа раковин различных видов моллюсков. Существенное значение имел сбор растительной пищи. Иберомаврусийская индустрия связывается с определенным антропологическим типом - расой мешта-афалу кроманьонского человека*.

* (Антропологи выделяют несколько разновидностей H. s. sapiens для верхнего палеолита, имеющих как хронологическое, так и локальное значение: кроманьонский человек является наиболее древней разновидностью; кроме того, выделяют гримальдийскую, комб-канельскую и др.)

Примерно 15 тыс. лет назад стала резко увеличиваться численность населения в западных и центральных районах Европы. Здесь распространилась культура мадлена, хозяйственной основой которой была охота на северного оленя. Индустрия включала разнообразные орудия охоты, в том числе гарпуны и наконечники дротиков, часто покрытые сложными орнаментами. Один из важнейших элементов мадленской культуры - расцвет искусства. Известны многочисленные пещерные памятники (особенно их много па юго-западе Франции) с великолепными гравюрами и цветными рисунками, сделанными руками мадленских художников. Особенно часто рисовали животных: лошадей, бизонов, туров, оленей, козлов, мамонта; встречаются изображения людей. Наряду с реалистическими рисунками попадаются композиции, имевшие, вероятно, мистическое значение; Помимо картин, мадленские памятники содержат скульптуры малых форм, чаще всего изображения людей и животных.

Все это - свидетельство сложной духовной жизни мадленского человека. Хозяйственная деятельность мадленских людей была достаточно успешной, она обеспечивала стабильность их существования, создавала условия для досуга, тем самым стимулируя духовное развитие человека. Антропологи заметили определенные отличия в физическом облике мадленского человека. Эти перемены обозначают термином "грацилизация". Объем черепной коробки несколько уменьшился, череп стал уже и длиннее, угол лба выпрямился, хотя при этом размеры лба несколько уменьшились. Мадленский человек несколько подрос: в среднем его рост составлял 165-174 см.

Приблизительно в то же время на востоке Европы явно проступают признаки кризисного состояния. В среднем бассейне Днепра и па среднем Дону исчезают поселения позднего палеолита. По всей вероятности, это связано с тем, что поздиеледниковое потепление и увлажнение климата вызвали гибель таких огромных животных, как мамонт и шерстистый носорог. Стало выпадать больше снега, который часто подтаивал и снова замерзал, образуя крепкий наст. Животные не могли пробить его, чтобы добраться до сухой травы. Это приводило к бескормице и к массовой гибели. Уничтожению стад травоядных способствовали и палеолитические люди. Ослабевшие от голода животные становились легкой добычей охотников.

Внезапное исчезновение мамонтов и шерстистых носорогов неизбежно поставило в очень тяжелое положение обитателей палеолитических поселков на Днепре и на Дону. Им приходилось менять привычный образ жизни - искать новые земли. Приблизительно в то же время начался отток палеолитических людей на север: в долины рек бассейна верхнего Днепра, в бассейн Немана, на освобождавшиеся из-под отходящего ледника равнины Северной Европы. На севере основным объектом охоты был северный олень. Эти животные тоже совершали миграции, а вслед за ними по долинам рек и по берегам озер, образовавшихся на месте растаявших огромных глыб льда, шли люди. Таков был финал палеолитической эпохи.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



При копировании отдельных материалов проекта (в рамках допустимых законодательством РФ) активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:

'GeoMan.ru: Библиотека по географии'