GeoMan.ru: Библиотека по географии








предыдущая главасодержаниеследующая глава

Под крыльями Гора

Видимо, был 595 год до нашей эры, когда вблизи мыса Агульяш (мыса Игольного) у южной оконечности Африки, представляющего собой нагромождение песчаниковых глыб, появились странные корабли. Их обшивка из кедра, некогда сверкавшая в лучах солнца, потрескалась, огромные паруса, сшитые из белых и ярко-красных полотен, выгорели. Краска, когда-то покрывавшая вырезанные из дерева лошадиные головы на носу и взметенные кверху рыбьи хвосты на корме, была смыта пенными волнами. Однако не эти следы длительного плавания определяли настроение моряков, управлявших кораблями. Ликование и уверенность охватили их, когда они, обогнув предгорья, установили, что береговая линия повернула на северо-запад. Ведь моряки эти были финикийцами, посланными египетским фараоном Нехо II (609-594 гг. до н. э.*) для совершения самого значительного плавания древности - плавания вокруг Африки. Они снисходительно улыбались, видя, как египтяне, плывшие вместе с ними, вымаливали заступничество у своего соколоподобного бога Гора, ибо считали, что финикийские божества не оставляли их в беде. А Луна и Солнце - очи бога, воплощенного в соколе, - взирали на предприятие не всегда одобрительно. У побережья Сомали на них обрушился неистовый муссон, вблизи экватора в прибрежных водах подстерегали коралловые рифы, в Мозамбикском проливе их подхватило могучее течение, заставившее испытать смертельный ужас. И вот наконец удалось достичь места, где крылья Гора касаются земли. Высоко над ними простерся голубой купол его оперения; исхлестанные непогодой лошадиные головы смотрят в ту сторону, где лежит известный морякам мир их родины.

* (Авторская датировка несколько отличается от той, что принята в советской исторической науке. Здесь и далее приведены даты из немецкого оригинала.)

 Муссон - устойчивый сезонный ветер, меняющий направление 
 примерно раз в полгода. Дует в Индийском океане и на 
 водных просторах Дальнего Востока (летом - юго-западный 
 муссон, зимой - северовосточный).

Во всяком случае, так могло быть. До сих пор мы точно не знаем, ни когда состоялось это мужественное плавание, ни числа и внешнего вида кораблей, на которых плыли древние мореходы, ни имени хотя бы одного из них. Мы располагаем лишь свидетельством греческого историка Геродота из Галикарнаса (ок. 484-425 гг. до н. э.), который спустя полтора столетия после названного события путешествовал по Востоку и в Египте узнал следующее: "Ливия же [тогдашнее название Африки], по-видимому, окружена морем, кроме того места, где она примыкает к Азии; это, насколько мне известно, первым доказал Нехо [II], царь Египта. После прекращения строительства канала из Нила в Аравийский залив [т. е. Красное море] царь послал финикиян на кораблях. Обратный путь он приказал им держать через Геракловы Столпы... Финикияне вышли из Красного моря и затем поплыли по Южному [Индийскому океану]. Осенью они приставали к берегу и, в какое бы место в Ливии ни попадали, всюду обрабатывали землю; затем дожидались жатвы, а после сбора урожая плыли дальше. Через два года на третий финикияне обогнули Геракловы Столпы и прибыли в Египет. По их рассказам (я-то этому не верю), во время плавания вокруг Ливии солнце оказывалось у них на правой стороне. Так впервые было доказано, что Ливия окружена морем"*.

* (Геродот. История в девяти книгах. Л., 1972, кн. IV, 42-43.)

Финикийские суда; некоторые с оснасткой и приспособлением для тарана. Ассирийский храмовый рельеф времен Синахериба (705-681 гг. до н. э.)
Финикийские суда; некоторые с оснасткой и приспособлением для тарана. Ассирийский храмовый рельеф времен Синахериба (705-681 гг. до н. э.)

Замечание Геродота, высказанное им в последнем предложении, вызвало много толков среди его современников и последователей. С одной стороны, людям, жившим севернее тропика Рака, казалось немыслимым, что при плавании в западном направлении солнце может находиться справа. С другой стороны, к тому времени уже сформировалась картина мира, выдвинутая задолго до этого другим греческим ученым. Обоснованная и усовершенствованная астрономом и математиком Клавдием Птолемеем (ок. 90 - ок. 160), она оставалась господствующей на протяжении нескольких столетий. Согласно ей, Индийский океан представлял собой внутреннее замкнутое море, окруженное в том числе и африканским побережьем. Поэтому Африку нельзя обогнуть. Кроме того, даже в нашу эпоху высказывались мнения, что древнеегипетские суда были слишком примитивны для такого плавания и что в сообщении Геродота нет никаких упоминаний о поразительных природных условиях африканского побережья. Однако с тех пор смельчаки дерзают пускаться в океан на бальсовых плотах, камышовых, надувных лодках и других необычных плавательных средствах. Кое-кого они заставили вспомнить, что техническое совершенство - лишь результат, а не предпосылка человеческой активности. По поводу других возражений не без основания указывалось, что в сообщении Геродота речь идет о сведениях "из вторых рук" и нельзя же в самом деле из обстоятельства, что историк не упоминает в своем труде Рим, делать вывод, что Рима тогда не было. Изменилось и мнение о древнейших морских плаваниях: "Еще до расцвета великих династий в долине Инда, древнейших шумерских и египетских цивилизаций скульпторы и художники вырубали на скалах и стенах горных пещер, расположенных на египетском берегу Красного моря, изображения больших парусных кораблей, а гончары из дельты Нила украшали свои вазы картинками судов. На большинстве этих изображений, которым более пяти тысяч лет, можно видеть плывущие в море большие корабли с круто загнутыми носом и кормой и двумя надстройками, похожими на рубку. Помимо мачты и парусов, на некоторых из них было до сорока-пятидесяти гребцов, чтобы плыть в штиль и ускорять ход судна. На этих ранних изображениях видно, что корпуса первых кораблей, способных плавать по морю, были сделаны из связанных между собой пучков азиатского камыша "тифа" или африканского папируса"*.

* (Heyerdahl Т. Vorwort zu N. Hollander u. H. Mertes: Solange sie noch segeln. Hamburg, 1983.)

 Тропик Рака - параллель 23°27' северной широты, 
 где в день летнего солнцестояния Солнце 
 в полдень находится в зените.

Исследовав предварительно свою землю, египтяне могли однажды решиться отправиться на таких камышовых колоссах через Средиземное море в Ливан, где обнаружили в избытке то, чем была бедна их страна, - лес. Видимо, морские корабли без киля, с очень крепкой деревянной обшивкой и могучей мачтой, снабженной реей (изображением одного из таких судов распорядился около 2450 года до нашей эры украсить свою гробницу фараон Сахур), были построены из долговечного ливанского кедра. Известно, что в ту эпоху Египет уже в течение пятисот лет не только ввозил данный вид дерева, но и поддерживал морские сношения с шумерами, жившими в нижнем течении Евфрата и Тигра. Правда, еще не установлено окончательно, кто же был первым, наладившим эти связи. Плавали египетские моряки и на Синайский полуостров, богатый малахитом и бирюзой. Уже примерно в 2700-е годы до нашей эры сообщается, что фараон Снофру, отец Хеопса, посылал целые флотилии деревянных грузовых судов (одна из флотилий насчитывала сорок кораблей) в Библ на финикийском (ныне сирийско-ливанском) побережье. О том, какую страсть, кроме всего прочего, питал Снофру к морским путешествиям, повествует папирус Весткар.

 Шумеры - жители государств и городов-государств, 
 существовавших примерно в IV-II тысячелетиях 
 до нашей эры в южной и центральной Месопотамии.

Подданные, взгляды которых не очень устраивали египетских фараонов, вскоре отплывали в страну благовоний Пунт, загружали в Угарите (на территории сегодняшней Сирии) медь, в критских гаванях - оружие и предметы искусства, в Библе выгружали папирус и, возможно, привлеченные торговлей оловом и серебром, добирались даже до страны, которую мы сегодня называем Испанией.

Египетское морское судно с опущенной мачтой Рельеф на гробнице фараона Сахура в Абу-Сире (XXVI в. до н. э.)
Египетское морское судно с опущенной мачтой Рельеф на гробнице фараона Сахура в Абу-Сире (XXVI в. до н. э.)

Для понятия "корабль" тогда существовало не менее пятидесяти семи обозначений, что указывает на соответствующее многообразие типов судов. Около 1800 года до нашей эры фараон Аменемхет III повелел доставить по воде саркофаг, вырубленный из цельного куска кварцита, весивший почти 800 тонн, а примерно к 1500 году до нашей эры египетские корабелы достигли такого совершенства, что результаты их работы были еще более поразительными. Тогда на одном из судов из Карнака вниз по Нилу были доставлены два обелиска, весившие каждый по 700 тонн и достигавшие 30 метров в длину. Конечно, подобный громоздкий груз весом почти 1500 тонн никогда не доверили бы морю, но сейчас речь идет лишь о возможностях, которыми располагали египетские мореплаватели. Возможности эти, бесспорно, были значительными и приведены здесь лишь в общих чертах. И все-таки остаются вопросы относительно сообщения Геродота. Несмотря на то что оно содержит крайне скупые сведения, тем не менее сомнительно, что "так впервые было доказано, что Ливия окружена морем". Мы еще узнаем, как целеустремленно египетские правители посылали своих людей на исследование Африки не ради славы или ни к чему не обязывающей жажды знаний, а в поисках сырья, золота и других ценностей. Поэтому представляется сомнительным, что предприятие, затеянное по повелению Нехо II, до того не имело аналогов. Скорее всего оно такое же "единственное в своем роде", как и упомянутая Геродотом попытка соединить Нил каналом с Красным морем. Осуществление подобного намерения было начато уже во времена Среднего царства (ок. 2040-1730 гг. до н. э.). Следовательно, и в этом случае Нехо заимствовал идею у древних, пожертвовав ради нее жизнью ста двадцати тысяч человек.

 "Кто пьян от вина - протрезвеет, 
 кто пьян от богатства - никогда" 
 (суахили, Восточная Африка).

Как бы то ни было, Африка, бесспорно, была открыта самими африканцами, и первое плавание вокруг Африки было предпринято ими или, по крайней мере, по их настоянию. Это так настойчиво подчеркивается здесь потому, что дальнейшее повествование в основном будет ограничено Центральной и Южной Африкой. Кроме того, не должно сложиться впечатление, что мы потакаем мнению тех, кто считает Северную Африку совершенно изолированной от остального континента и исторически связанной преимущественно с Востоком и Европой. На самом деле прошло не так уж много времени с тех пор, как Сахара разделила континент. Древнеегипетская цивилизация - это преимущественно дар неразделенной Африки, многие ее корни простираются в местности, лежащие южнее Сахары.

 Амон - древнеегипетский бог, почитаемый, 
 помимо прочего, как покровитель искусств 
 и плодородия. В Среднем царстве - 
 бог-повелитель Фив; с возвышением и 
 упадком государства менялось и его 
 место в египетском пантеоне.

Но вернемся к рассказу об исследовательских походах в Тропическую Африку. Например, одно из письменных свидетельств сообщает, что во славу уже упомянутого фараона Сахура в страну Пунт были посланы суда, которые доставили в Египет ценнейшие товары: 80000 мер мирры, 6000 весовых единиц электрума и 2600 стволов драгоценной благородной древесины. Мирра - это смола, содержащая много эфирных масел и распространяющая при нагревании сильный, стойкий аромат. Она использовалась при врачевании, как маслянистая добавка к мази при бальзамировании трупов, но чаще при совершении культовых обрядов. Последние требовали огромного количества дорогостоящих ароматических веществ, доставляемых из южноаравийского Хадрамаута и Сомали: около 1200 года до нашей эры потребности одного только храма Амона в Фивах составляли ежегодно 2189 кувшинов и 304093 четверика мирры или ладана.

 Электрум - серебристое золото, встречающееся как 
 в месторождениях (например, в южном Египте), 
 так и получаемое искусственно.

Египетские боги были очень разборчивы: в списке товаров, затребованных Рамсесом III, подчеркивалось, что цвет благовоний может меняться только "от облачного янтарно-желтого до похожего на лунный свет призрачного бледно-зеленого". Совершенно очевидно, что благовония, цена на которые повышалась из-за таможенных сборов, транспортных расходов, а также за счет торговцев-посредников, играли в экономике Древнего Египта роль, сходную с той, какую значительно позже стали играть в европейской торговле дальневосточные пряности.

 Время Гераклеополитов - первое межвременье 
 (ок. 2263-2040 гг. до н. э.), время раскола 
 Древнего Египта, когда знать из окрестностей 
 города Гераклеополя добилась главенствующего 
 положения.

Государство, располагавшее весьма дееспособным флотом, не могло оставаться равнодушным к оттоку из страны драгоценных металлов, которые уже тогда приходилось ввозить. Плавание в Пунт, осуществленное по приказу Сахура, было поэтому, бесспорно, не первым, а доставленные драгоценная древесина и электрум могли стимулировать подобные начинания. Очередное подтверждение этому находим на могильной плите кормчего Хнемхотепа из Элефантины, неподалеку от сегодняшнего Асуана. На плите значится, что мореплаватель, живший около 2300 года до нашей эры, одиннадцать раз плавал в Пунт вместе с кормчим по имени Хви и каждый раз благополучно возвращался. Одиннадцать плаваний в Пунт с одним и тем же человеком свидетельствуют не только о взаимном расположении и привязанности обоих, но и о традиционных морских путях и связях, обусловленных дружественным взаимовыгодным обменом. Древнее царство (2778 - ок. 2263 г. до н. э.) пришло в упадок по вине непокорной провинциальной знати и из-за социальных волнений. Раздробление Египта продолжалось и во времена Гераклеополитов, разрушались привычные экономические связи, страну потрясали голодные бунты. Наконец фараон Ментухотеп I вновь восстановил централизованную власть, и с 2040 года до нашей эры начался период Среднего царства. И только тогда мы снова услышали о путешествии в Пунт, на сей раз от высокопоставленного вельможи Ментухотепа II по имени Хену. Он повел три тысячи человек из Коптоса у Фив через раскаленное ущелье Вади-Хаммамата. Вначале их целью было побережье Красного моря у нынешнего Кусейра. Опасаясь непредвиденных обстоятельств, Хену приказал выбить на скале: "Мой господин повелел отправиться с кораблем в Пунт и доставить свежую мирру". Затем надпись рассказывает о невзгодах этого перехода. Каждый его участник, а многие были тяжело нагружены деталями и такелажем будущего корабля, получал в день только две меры воды и двадцать хлебных лепешек; по пути пришлось вырыть двенадцать колодцев. Тем не менее этот поход не был из ряда вон выходящим событием. Какой вельможа не захотел бы прославить себя деянием, достойным упоминания в некрологе своего повелителя! Надпись же Хену скорее всего своеобразный путеводный знак, символ его честолюбия, да и сделана она была, возможно, для ободрения будущих мореплавателей.

 Вади - сухие русла рек в Северной Африке 
 и на Ближнем Востоке.

Среднее царство пало под напором азиатских кочевников гиксосов*, которые в то время двигались через Переднюю Азию. Только после их изгнания фараоном Яхмосом (1562-1537 гг. до н. э.) вновь возникло четко организованное государство, обладавшее силами расширить свои границы. С 1490 по 1468 год до нашей эры оно управлялось женщиной, царицей Хатшепсут, которая сначала была регентшей при несовершеннолетнем пасынке Тутмосе III. После ее двадцатидвухлетнего правления он, видимо, ее сместил. В период царствования этих двоих Египет достиг самой большой протяженности и накопил доселе невиданные знания об окружающем мире. В анналах Тутмоса III упоминаются названия 359 северных и 269 южных народов. О жизни и судьбе царицы Хатшепсут, которая была необыкновенно умна, красива и любила роскошь, ходили легенды. Но не будем останавливаться на жизнеописаниях царицы, ибо в них не упоминаются рабы и крестьяне, мученическое существование которых и обеспечивало ее блестящую и расточительную жизнь. Склонности царицы Хатшепсут обнаруживаются в ее храме в Дейр-эль-Бахри неподалеку от города богов Луксора. Красочные рельефы изображают прибытие кораблей из плавания в Пунт, организованного царицей в 1482-1481 годах до нашей эры. Надписи гласят: "Счастливым было отплытие воинов правителей обеих стран [то есть Верхнего и Нижнего Египта]. Счастливым было их прибытие в страну Пунт. По повелению бога богов Амона они должны были доставить разнообразные ценности из различных районов этой страны. Это осуществила царица Хатшепсут. Ни разу подобное этому не случалось при других царях, издавна живших в этой земле. В Пунте можно запастись благовониями в любом количестве и загрузить ими корабли к взаимному удовлетворению.

* (Гиксосы (др.-егип. правители чужеземных стран) - группа азиатских племен, вторгшихся из Малой Азии в Египет около 1700 г. до н. э. и завоевавших его. Обосновались в Нижнем Египте, избрав своей столицей г. Аварис. Основали XV династию фараонов.)

Целое поле палаток воинов, присланных из Египта, было разбито там, где на ступенчатых террасах растут благовонные деревья страны Пунт, расположенной по обе стороны моря. Сделано это было для того, чтобы достойно встретить правителей этой страны. Для них были привезены хлеб, пиво, вино, мясо, сушеные фрукты и множество других товаров из Египта, как повелели советники фараона. Правитель Пунта прибыл на берег и привез дары.

 "Люди, собирающие ягоды в одном лесу, 
 друг друга не любят" 
 (тсвана, Южная Африка).

Когда повелители страны Пунт появились на берегу, они низко поклонились воинам царицы, приветствуя их. Они восхваляли и превозносили бога богов Амона. Корабли были полностью загружены дорогими изделиями, а также множеством ценных сортов деревьев страны Пунт. Кроме того, было взято много благовонной смолы и свежей мирры, большое количество эбенового дерева, слоновой кости и чистого золота из страны Аму, а также краска для глаз, обезьяны с песьими головами и длиннохвостые обезьяны, "ветровые" собаки, шкуры леопардов и к тому же местные жители с детьми.

 Дейр-эль-Бахри - каменистая долина у Луксора, 
 часть древних Фив. Там находятся гробницы 
 Ментухотепа II и Хатшепсут.

Воины разместились на кораблях, благополучно вернулись по морю назад и с легким сердцем отправились в Фивы"*.

* (Krämer W. Geheimnis der Feme. Leipzig - Jena - Berlin, 1977.)

На одном из рельефов изображена страна Пунт вся в буйной зелени деревьев, в ветвях которых гнездятся диковинные птицы. Под деревьями приютились свайные постройки местных жителей, похожие на плетеные корзины-ульи с лестницами у входа; вокруг спокойно пасется сытый скот. Но где же находилась эта божественная страна, о которой уже не раз говорилось? Бесспорно, наиболее благоприятное место по "обе стороны моря", то есть Индийского океана, для произрастания деревьев, содержащих благовонные смолы, - это южноаравийский Хадрамаут и побережье Сомали. Обезьяны с "песьими головами" (павианы) и леопарды обитают или обитали по обе стороны Аденского залива. Мало что проясняет и упоминание о "ветровых" собаках. Может быть, это гепарды или камышовые кошки. Похоже, египтяне действительно использовали их в качестве "охотничьих собак". Тем не менее многие ученые, пытавшиеся разгадать загадку страны Пунт, считают, что ее надо искать в Сомали, поскольку упоминаются эбеновое дерево, слоновая кость и длиннохвостые обезьяны. "Согласно довольно привлекательной гипотезе, она находилась в северном Сомали и простиралась до мыса Гвардафуй. Это гористая местность с посадками, заложенными на террасах и похожими на изображенные в Дейр-эль-Бахри. На этих террасах растет много деревьев, в том числе ладанное дерево [босвелия], из которого получают ладан"*.

* (Zayed А. И. Egypt's Relations with the Rest of Africa. In: General History of Africa. Ed. 2, Paris, 1981.)

На берегу Пунта. Корабли царицы Хатшепсут загружаются саженцами ладанного дерева, павианами, тюками с товарами. Рельеф в храме Хатшепсут в Дейр-эль-Бахри (около 1480 г. до н. э.)
На берегу Пунта. Корабли царицы Хатшепсут загружаются саженцами ладанного дерева, павианами, тюками с товарами. Рельеф в храме Хатшепсут в Дейр-эль-Бахри (около 1480 г. до н. э.)

Вводит в заблуждение и другая фреска. Та, на которой изображена толстая властительница Пунта, выступающая рядом с супругом навстречу египтянам. Нижняя часть ее тела приземиста и толста, особенно пышны ягодицы, что типично для представительниц женского пола бушменов и готтентотов (нама). В наше время готтентоты и бушмены населяют Южную Африку, поэтому некоторые исследователи предполагают, что моряки Хатшепсут достигли именно Южной Африки. Разные варианты прочтения надписей, не всегда определенное и четкое их содержание оставляют простор для всевозможных толкований, тем более что нигде не упоминается продолжительность плавания. Однако нельзя не признать, что наши сегодняшние знания о передвижениях африканских кочевых народов еще далеки от совершенства. Именно готтентоты, по-видимому, принадлежат к народам, которые когда-то кочевали по территориям, расположенным ближе к северу. Само собой разумеется, этот аргумент не разубедит тех, кто до сих пор считает, что Пунт находился в Южной Африке.

Супруги-правители Пунта. Рельеф из храма Амона в Дейр-эль-Бахри (окло 1480  г. до н. э.)
Супруги-правители Пунта. Рельеф из храма Амона в Дейр-эль-Бахри (окло 1480 г. до н. э.)

Новое доказательство для продолжения спора было найдено в шкатулке, которая некогда, на последнем этапе существования Древнего царства, сопровождала в последний путь знатную египтянку. Грим, обнаруженный в шкатулке, содержит сурьму, однако месторождения сурьмы в те времена еще не были обнаружены ни в Персии, ни в Малой Азии, ни в Северной, ни в Западной Африке. Таким образом, сурьма могла быть доставлена только из Южной Африки, скорее всего из района нижнего течения Замбези. Именно там, по предположениям некоторых ученых, и располагалась страна Пунт времен царицы Хатшепсут. И все-таки подобное предположение кажется рискованным. Кто может сегодня, спустя четыре с половиной тысячелетия, безошибочно установить, где находились разработки тех или иных месторождений? Известно также, что сурьма добывалась уже шумерами и ассирийцами. Но даже если мы признаем, что упомянутая в хвалебной оде царице Хатшепсут краска является именно сурьмой, все равно это не очень поможет в поисках страны Пунт.

 Ассирийцы - жители государства, существовавшего 
 в III-I тысячелетиях до нашей эры и 
 располагавшегося на территории современного Ирака.

Бесспорно, древнеегипетские моряки были в состоянии преодолеть под парусами в период, когда дует северо-восточный муссон, маршрут в четыре тысячи морских мили от Кусейра до устья Замбези. На фресках в храме Амона неподалеку от Дейр-эль-Бахри изображены значительные достижения тогдашнего кораблестроения: более прочная конструкция рулевого весла, более надежные мачты с подвижными реями, между которыми мог сильнее надуваться парус. Часто встречающийся довод, что морякам помешало бы достичь берегов Южной Африки Мозамбикское течение, не верен. "Скорость этого направленного на юг течения, начинающегося у мыса Делгаду, зависит, смотря по обстоятельствам, от соответствующего муссона. Северный муссон ускоряет его, и оно достигает скорости три-четыре морские мили в час, южный муссон уменьшает скорость течения до одной-двух морских милей в час, иногда даже наступает штиль"*. Значит, если дул юго-западный муссон, египетские парусные суда, на которых было от тридцати до пятидесяти гребцов, вовсе не были обречены на гибель у устья Замбези. И все-таки это по меньшей мере смелое допущение - искать Пунт в Южной Африке. Существуют только предположения, но не доказательства присутствия там посланцев царицы Хатшепсут. Кто знаком с восточноафриканским побережьем, когда там неистовствует муссон, тот засомневается в том, что кормчий Хнемхотеп мог дожить до преклонных лет, хотя океан между Восточной Африкой и Индией и по сей день бороздят довольно ветхие дхау. Уважения заслуживает преодоление под парусами даже тех 1450 морских миль, которые разделяют Кусейр и мыс Гвардафуй на сомалийском берегу.

* (Handbuch der Ost- und Südküste Afrikas. Von Ras Hafun bis Kapstadt... Hamburg, 1956.)

Величайшим триумфом стало для царицы Хатшепсут возвращение экспедиции, посланной в Пунт. Она велела посадить привезенные деревца, дающие благовонную смолу, вокруг храма Амона - первое в истории упоминание о попытке развести в садах повелителя чужеземные растения. "Собственноручно она приготовила благовонную эссенцию из мирры, доставленной из такой дали, чтобы намазать свое тело. Вокруг распространилось божественное благоухание, до самой страны Пунт донесся этот аромат. Ее кожа стала золотистой, лицо сияло, словно солнце, так она осветила всю землю".

 Рулевое весло - укрепленная на корме широкая пластина, 
 определявшая направление движения судна.

Это случилось около 1481 года до нашей эры. Когда первая из благороднейших спустя тринадцать лет умерла (была убита или низложена), фараон Тутмос III, охваченный жаждой мести, велел уничтожить даже ее имя на надписях. Храм же, на стенах которого она в честь бога Амона воссоздала кусочек страны Пунт, пережил все невзгоды. Вырезанные блоки песчаника с разрисованными фризами являются сегодня, как и статуя, изображающая Хатшепсут, совершающую воздаяния богам, и ее сфинкс, самыми привлекательными экспонатами одного из берлинских музеев.

 Дхау — парусное  судно с одной, двумя или тремя мачтами 
 арабской или индийской постройки. Мачты наклонены вперед 
 и снабжены реями с укрепленными на них треугольными 
 (латинскими) или трапециевидными парусами.

Возможно, у читателя данного повествования возникнут два заблуждения. Первое - что история и культура африканских народов, живших южнее Сахары и якобы издавна находившихся в состоянии безмятежности и покоя, формировались исключительно под влиянием внешних воздействий. Действительно, хвастливые сообщения древних хронистов, в которых сведения по этнографии более чем скудны, способны произвести такое впечатление. Когда корабли царицы Хатшепсут пересекли океан, население Западной, Центральной, Восточной и Южной Африки переживало стадию неолита. Между прочим, наши предки тогда только-только перестали возводить курганы, характерные для раннего периода бронзового века, причем их бронзовый век, несомненно, был подарком средиземноморских культур. И хотя даже из скудных египетских источников видно, каковы были истинные причины, гнавшие в море моряков, тем не менее, рождались легенды об исключительно сильном влиянии египетской, финикийской и сабейской культур на народы Тропической Африки, которые благодаря им были выведены из исторического мрака к свету. Здесь уместно привести мнение известного французского ученого Жана Сюре-Каналя. высказанное им в 60-е годы, к которому, не принимая в расчет Эфиопию и Республику Судан, до настоящего времени больше нечего добавить: "Несостоятельность тезиса египетского происхождения культур Черной Африки... мы только что доказали на примере лингвистики. До настоящего времени во всей Черной Африке найдено только три предмета, египетское происхождение которых точно установлено. И это все, что может служить истинным доказательством; кроме того, не определено, когда эти три предмета попали туда"*.

* (Suret-Canale J. Schwarzafrika. Bd. 1, Berlin, 1966.)

 "Варились в одном котле мстительность и камень. 
 Камень разварился, мстительность осталась твердой" 
 (пенде, Заир).
Ложечка для мази в виде плывущей женщины. XVIII династия (XIV в. до н. э.)
Ложечка для мази в виде плывущей женщины. XVIII династия (XIV в. до н. э.)

Второе заблуждение может касаться того, что египтяне были в высшей степени предприимчивыми моряками и исследовали Африку главным образом морским путем. И это неверно. В Средиземном море они лишь следовали в кильватере критских и финикийских судов, в Индийском океане - народов Передней Азии. Первым свидетельством экспедиции, предпринятой в глубь страны, является текст письма, которое отправил фараон Египта своему доверенному лицу - Хирхуфу. Около 2300 года до нашей эры Хирхуф был одним из правителей Верхнего Египта и осуществил по меньшей мере четыре исследовательских похода на юг. Он так гордился вестью, полученной от повелителя, что часть текста приказал выбить в качестве надгробной надписи:

"Из твоего письма мы узнали, что ты послал во дворец весть фараону о благополучном завершении тобой и твоими спутниками похода в страну Деревьев и что вы находитесь на обратном пути. В своем письме ты упоминаешь о всевозможных больших и красивых подарках, которые везешь.

Ты сообщаешь... что везешь из страны Призраков карлика для божественных танцев, похожего на того, какого привез из страны Пунт хранитель божественной печати во времена фараона Асоси. Ты сообщаешь своему высокому повелителю, что такого не привозил ни один из тех, кто отправлялся в страну Деревьев.

Поторапливайся же без задержек и промедления, двигаясь на север, в столицу, и захвати с собой карлика, доставленного из страны Призраков... Высокий повелитель желает его видеть незамедлительно, сильнее, чем подарок из страны Бронзы [Синая] и из страны Пунт"*.

* (Brentjes В. Uraltes junges Afrika. Berlin, 1963.)

 Неолит (новый каменный век) - последний период каменного века 
 перед переходом к обработке металлов и зачаточным формам земледелия. 
 Нередко встречается гончарное производство и периодическая оседлость.

Где находилась страна Деревьев, или страна Призраков, вряд ли когда-нибудь будет установлено. Хирхуф мог проникнуть далеко в глубь бассейна верхнего Нила или в Центральную Африку, где жили эти карлики-пигмеи. Но не исключено, что несчастного вывезли оттуда африканские торговцы, видимо, уже знавшие, как высоко ценят египтяне этих малорослых людей, в особенности в качестве танцоров, ибо бытовало мнение, что их танцы вызывают благорасположение богов. Во время другого путешествия Хирхуф побывал в стране Иам. Через восемь месяцев после начала путешествия он вернулся назад с поклажей, которую несли триста ослов. Он привез благовония, эбеновое дерево, шкуры леопардов, зерно, слоновую кость и много других вещей; он щедро давал названия местностям, через которые следовал, и имена их властителям. Но сегодня все это звучит просто загадочно. Тем не менее его эпитафия сообщает о существовании к югу или юго-западу от Египта высокоорганизованного общества, настолько преуспевающего, что оно пробудило интерес и жадность правителей Нила. Ибо Хирхуф особо отмечал, что был послан в Иам для "разведки путей сообщения с этой страной".

 Может быть, именно его предки попадали 
 в Египет в качестве "карликов для 
 божественных танцев"? 
 Пигмей из племени акка

Тутмос III в период своего единоличного правления осуществил семнадцать военных походов, в том числе один в Нубию. Не в первый раз богиня-воительница Сахмет поворачивала свою львиную голову в сторону Нубии. Как сообщается в надписи на стеле, выполненной каменотесом фараона Рамсеса II (1290-1224 гг. до н.э.), которую нашли южнее Асуана, чрезвычайно богатые месторождения золота в восточной части Вади-Аллаки довольно продолжительное время не удавалось должным образом разрабатывать. В тексте эта местность названа Акита.

 Нубия - территория в долине Нила 
 между 1-м и 4-м порогами.

"...В один из этих дней случилось, что Его Величество восседал на великом троне из электрума, увенчанный короной с двойным убором из перьев, чтобы подумать о землях, из которых доставляется золото, и чтобы обсудить планы сооружения колодцев на безводной дороге, ибо он слышал, что в земле Акита встречается много золота, однако путь туда совершенно лишен воды. Если много караванов направляется туда для промывки золота, то лишь половина доходит - они умирают от жажды на дороге вместе с ослами, которых они гонят перед собой... Поэтому из этой земли из-за недостатка воды не доставляется золото"*.

* (Хенниг Р. Неведомые земли, т. 1-4. М., 1961-1963, т. 1, с. 32.)

Намерение было осуществлено. В 1282 году до нашей эры на пути в Акиту был вырыт артезианский колодец и устроены многочисленные хранилища для воды. Вади-Аллаки превратился в оплот египетского владычества. Просительные письма правителей Передней Азии, которыми тогда были завалены канцелярии фараонов, показывают, как далеко на юг продвинулись египтяне. Правда, благодеяния египтян распространялись не на многих. В то время как Рамсес II увековечивал и прославлял свое имя возведением гигантских, поражающих воображение скульптур в храме в Абу-Симбеле, ливийские, хеттские и нубийские рабы должны были рыть песок пустыни, добывая вожделенный металл. Даже более чем через тысячелетие, когда греческий историк Диодор побывал в Египте, его потрясла судьба этих обездоленных. Закованные в цепи, они работали под охраной чужеземных надсмотрщиков, с которыми не было ни малейшей возможности достичь понимания. Непрерывно понукаемые, измученные побоями, жаждой и голодом, они "желали смерти больше, чем продолжения жизни".

 Хетты - народ, поселившийся в начале II тысячелетия 
 до нашей эры в восточной части Малой Азии; 
 около 1600 года до нашей эры основал Хеттское царство.

Но все нубийское золото и даже "божественные танцы" темнокожих карликов не могли помешать тому, что блистательные периоды египетской истории становились все короче и короче. Ливийские племена и "народы моря", среди них этруски, ахейцы, а также ликийцы из Малой Азии и сикулы с острова Сицилия, периодически объединялись и нападали на империю. Верховные жрецы и предводители отрядов наемников боролись с фараонами за власть, в Средиземном море финикийцы захватили морскую торговлю. Периоды расцвета сменялись восстаниями в завоеванных областях страны и мятежами низших слоев населения. Наиболее символичным по сравнению с любым другим событием того времени стало то, что многие гробницы фараонов в Долине царей у Фив были разграблены. Вера в божественное происхождение египетских владык канула в Лету. Под натиском только что упомянутых "народов моря" оказались и финикийцы, к которым мы вновь хотим обратиться. В результате нападений "морских народов" они потеряли свои возделанные сельскохозяйственные угодья, которые пришли в запустение или попали в руки арамейцев, пришедших из глубины Аравийского полуострова. Это привело к тому, что финикийцы полностью отдались морской торговле, тем более что их критские конкуренты за два столетия до этого победили ахейцев и под напором "народов моря" пришли в упадок Микены в Греции. Вскоре после своего появления в Средиземноморье (в конце IV тысячелетия до н. э.) финикийцы переняли и усовершенствовали ремесленные традиции сирийцев, земля которых была скудна, и они были не в состоянии преобразовать ее, занимаясь террасным земледелием. Кроме того, финикийцы удачно использовали свое географическое положение между старыми культурами Востока и менее развитыми районами Южной Европы, а также между Месопотамией и Египтом. Поток товаров, состоявший из бронзы и древесины, предметов роскоши и зерна, текший через финикийские города-государства Библ, Сидон и Тир, пополнялся там пурпурными одеяниями, резными изделиями из слоновой кости и вещами, сделанными умельцами-ремесленниками по металлу.

 Этруски - народ, переселившийся, по-видимому, из Малой Азии 
 и к началу I тысячелетия до нашей эры обосновавшийся 
 в северных областях центральной Италии. Этруски создали 
 развитую цивилизацию и, помимо прочего, способствовали 
 распространению в Италии железоплавильного и 
 железообрабатывающего производства.

Разумеется, предприимчивые финикийские купцы не ограничивали свою деятельность лишь посредничеством. Очень скоро они раскинули на островах и вдоль побережья Средиземного моря сеть опорных поселений и колоний, продвинулись в Черное море и Атлантику. Позже их следы были обнаружены на Азорских островах и в Марокко. Сами они не видели ничего особенного в столь далеких плаваниях. И хотя именно финикийское письмо легло в основу почти всех известных алфавитов, финикийцев можно называть какими угодно, но только не общительными. Они ревниво скрывали свои знания, а порой продавали их буквально на вес золота.

 Ахейцы - племена, перекочевавшие в Грецию 
 около 2000 года до нашей эры. У Гомера те 
 самые древнегреческие племена, которые 
 принимали участие в захвате Трои.

С этим столкнулся и царь Соломон (965-928 гг. до н. э.), правитель тогда еще молодого Израильско-Иудейского государства. За предоставленных ему Хирамом I из Тира (969-936 гг. до н. э.) ремесленников и строительные материалы он должен был не только ежегодно поставлять в Тир 20 000 мешков пшеницы и 20000 ведер оливкого масла, но и передать финикийцам двадцать пограничных городов. О дальнейших взаимоотношениях двух монархов сообщает Библия в Третьей книге Царств. "Царь Соломон также сделал корабль в Ецион-Гавере, что при Елафе, на берегу Чермного моря, в земле Идумейской. И послал Хирам на корабле своих подданных корабельщиков, знающих море, с подданными Соломоновыми; и отправились они в Офир, и взяли оттуда золота четыреста двадцать талантов, и привезли царю Соломону" (Третья книга Царств, гл. 9, ст. 26-28). Оказывается, одним этим плаванием дело не кончилось. Из десятой главы (она повествует о богатстве и великолепии царя Соломона) удивленные потомки узнают: "И корабль Хирамов, который привозил золото из Офира, привез из Офира великое множество красного дерева и драгоценных камней... И все сосуды для питья у царя Соломона были золотые, и все сосуды в доме из Ливанского дерева были из чистого золота; из серебра ничего не было; потому что серебро во дни Соломоновы считалось ни за что. Ибо у царя был на море Фарсисский корабль с кораблем Хирамовым; в три года раз приходил Фарсисский корабль, привозивший золото, и серебро, и слоновую кость, и обезьян, и павлинов. Царь Соломон превосходил всех царей земли богатством и мудростью" (там же, гл. 10, ст. 11, 21-23). Другие варианты этого отрывка Библии упоминают вместо красного эбеновое дерево, вместо павлинов - рабов. Но от этого на диво скупой рассказ не становится яснее.

 Арамейцы - обобщенное название западносемитских 
 племен, имевших общий язык.
 

Итак, мы узнаем лишь то, что царь Соломон посылал в страну Офир флот и что добраться туда, очевидно, можно было только морским путем. В противном случае он, бесспорно, отказался бы от далеко не бескорыстной помощи Хирама и снарядил бы караваны. Есть, правда, возражения, что караванные пути были тогда слишком ненадежны. Но это не очень веский довод, поскольку и морские плавания порой бывали весьма опасным предприятием. Примерно в это же самое время правительница Сабейского царства (царица Савская) пересекла страну с караваном, везшим около 120 центнеров золота, без каких бы то ни было затруднений. Кроме того, мы узнаем, что Офир - это довольно далекая страна (путешествие туда, возможно, длилось три года), лежащая южнее залива Акаба в тропической зоне и неимоверно богатая золотом.

 "Что знаешь - принадлежит тебе, 
 что говоришь - другим" 
 (бафиа, Камерун).

Понятно, почему загадка Офира на протяжении многих столетий будоражила жаждавшую золота Европу. Колумб считал, что разгадал эту тайну, когда в 1503 году обнаружил на северо-западе Панамы месторождение золота. Тогда он заверял испанских владык: "Соломон все это покупал - золото, драгоценные камни, серебро. Вы же можете просто-напросто послать туда [в Верагуа в Панаме] корабли и отдать приказ, чтобы все это Вам доставили". Грабительский поход, который советовал предпринять Колумб, не вызывает удивления, ибо в Библии не сказано, что Соломон покупал свои сокровища. Затем решили, что страна Офир находится на тихоокеанских Соломоновых островах, в честь этого и получивших свое название. Правда, его придумал не Альваро Менданья де Нейра, открывший острова в 1568 году, а какой-то служащий испанской колониальной администрации, обладавший богатой фантазией. В 1609 году португальский историк Жуан душ Сантуш перенес Страну золота в Перу, и теперь осталось только две части света, в которых не искали бы соломоновы рудники. Принимая в расчет сегодняшние знания, можно предполагать, что страна Офир все-таки скорее всего находилась в Передней Индии, Южной Аравии или Восточной Африке. Но Индия была слишком населена, чтобы там можно было беспрепятственно охотиться за сокровищами, а в Южную Аравию были проложены караванные пути. Таким образом, остается только Восточная Африка, а именно Нубия, северная Эфиопия или старый южноафриканский район золотоносных месторождений в нынешнем Зимбабве.

 Саба - древнее южноаравийское царство. 
 Существовало примерно с X века до нашей эры 
 по IV век нашей эры на территории 
 современного Йемена.

Что свидетельствует в пользу Нубии? Царь Соломон был женат на одной из дочерей египетского фараона и таким образом мог узнать о золотых рудниках, которым фараоны Египта были обязаны своим богатством. Но египетские правители в то время уже не имели власти над Нубией. Их империя распалась, ливийские племена безнаказанно проникали в дельту Нила, восстания сотрясали страну, и немногие оставшиеся приверженцы старого порядка не могли даже спасти мумии своих божественных правителей от разбойничьих налетов. Но из этого вовсе не следует, что нубийские рудники оказались заброшенными: вокруг хватало алчных соседей. В этих рудниках и могло быть добыто то поражающее воображение количество золота, которое затем доставили на родину моряки Хирама и Соломона. Награбили они его или принимали участие в его добыче (в отличие от израильтян финикийцы кое-что смыслили в горном промысле и промывке руды), так и останется неизвестным. Но в этом случае есть сомнение, что подобное предприятие не могло длиться три года. Однако в Библии и не говорится, что путешествие длилось все три года, а сказано: "...в три года раз приходил... корабль, привозивший золото..." Это может означать, что плавание осуществлялось каждые три года, чтобы доставлять на рудники свежую рабочую силу, поскольку вырабатываемое количество металла не требовало более частых плаваний. Бесспорно, при подобной трактовке в поле зрения попадает и северная Эфиопия, где у Кэрэна находятся древние покинутые рудники по добыче золота.

Жительница Страны золота: нубийская танцовщица с традиционными серебряными украшениями и шрамами на руках
Жительница Страны золота: нубийская танцовщица с традиционными серебряными украшениями и шрамами на руках

 Зимбабве - развалины древних памятников культуры 
 и крепостных строений на юге Республики Зимбабве.

А какие доводы говорят в пользу Зимбабве, той юго-восточной области Африки, где были обнаружены и гигантские постройки, и остатки древних золотых копей? Собственно, только романтическая, нередко пагубная приверженность некоторых ученых рассматривать величественную культуру Зимбабве* как завещание египетских и финикийских колонизаторов. О блеске той цивилизации будет рассказано ниже, когда мы пойдем по следам тех, кто открывал ее для Европы. Пока же отметим, что истоки этой цивилизации восходят к X веку нашей эры. Значит, уже одно это делает бессмысленным любое предположение о связи плаваний в Пунт или Офир с культурой Зимбабве. Когда впервые была высказана эта версия, был избран путь, который неизбежно должен был завести в тупик. Она зиждилась не на обосновании возможностей и потребностей древних египтян и финикийцев, а на попытке объяснить происхождение этой изначально загадочной африканской цивилизации. Такой перевернутый ход мысли, возможно, и годится для того, чтобы отстоять чьи-либо заблуждения, но неизбежно заводит из чистой воды в тину.

* (Зимбабве - археологическая культура железного века, существовавшая в средние века и новое время на территории современных Зимбабве, Мозамбика и ЮАР. Культура Зимбабве была создана местным населением, занимавшимся мотыжным земледелием и скотоводством, имевшим развитое ремесло и поддерживавшим торговые связи с городами побережья Индийского океана. Названа по наименованию комплекса Большой Зимбабве, обнаруженного в междуречье Замбези и Лимпопо. Позднее было найдено еще около 400 памятников этой культуры: остатки каменных сооружений, жилищ, лепная керамика и терракота, орудия и украшения из железа, бронзы, золота, а также многочисленные рудники, в которых добывали железо, золото и другие цветные металлы. Характерно монументальное каменное строительство (из больших, тщательно подогнанных каменных блоков), часто с использованием декоративной кладки. Постройки в плане имеют форму окружностей и эллипсов, прямые углы отсутствуют. Интересно присутствие множества изделий из китайского фарфора, арабские, индийские и португальские посуда, украшения и оружие. )

Терракотовая голова. Культура Нок (Нигерия)
Терракотовая голова. Культура Нок (Нигерия)

Но об этом позже. Влияние Египта на Тропическую Африку до предпринятого по указу фараона Нехо II плавания вокруг континента простиралось, видимо, лишь на область, ограниченную на западе оазисом Куфра, на юге - нильскими болотами провинции Бахр-эль-Газаль и на востоке - мысом Гвардафуй. Это не означает, что с районами, лежащими за пределами названной области, не были налажены торговые отношения. Вполне вероятно, например, что африканцы, добывавшие в начале первого тысячелетия до нашей эры руду на центральнонигерийском плато Баучи и создавшие впечатляющую культуру Нок, сами нашли себе торговых партнеров из долины Нила. Ведь многочисленные наскальные изображения в Сахаре свидетельствуют, что африканские народы при посредничестве обитателей пустыни принимали активное участие в товарном обмене, который связывал ливийский Сирт с Гао на Нигере и южное Марокко с Сенегалом и Гундамом, тоже лежащим на Нигере. По первой из названных торговых дорог, а они действительно были дорогами, по которым могли двигаться вьючные быки и телеги, до Египта, несомненно, доходили какие-то сведения. Но до значительного сближения, видимо, все-таки не дошло.

 Пассат - устойчивый на протяжении года ветер, 
 дующий в тропических широтах океанов; 
 направление его в северном полушарии 
 преимущественно северо-восточное, 
 в южном - юго-восточное.

Итак, следуя за бегом времени, мы вернулись к событию, описанному в начале главы: к первому плаванию вокруг Африки. Оно, бесспорно, состоялось. Кстати, солнце можно видеть справа, если двигаться на запад и в северных широтах. Но тогда моряки, возвращавшиеся через Красное море, никак не могли находиться в плавании два года. Кроме того, в задании, полученном от Нехо, было четко сказано, что следует обогнуть Африку, "через Столбы Геракла [Гибралтарский пролив] приплыть в Северное [Средиземное] море и достичь таким образом Египта". Такая определенность исключает всякие сомнения. Как протекало плавание, можно строить только догадки. Возможно, моряки покинули Египет в конце лета, проследовали на юг вдоль побережья Сомали, подгоняемые северо-восточным муссоном, который дует здесь в октябре - ноябре, а область юго-восточных пассатов преодолели с помощью Мозамбикского течения. Пассат, до тех пор препятствовавший продвижению вперед, по ту сторону мыса Игольного услужливо наполнил их паруса. Наибольшие трудности подстерегали мореплавателей в экваториальной зоне штилей и там, где они задержались из-за северо-восточного пассата и Канарского течения. Совершенно неясно, на каком берегу они сеяли свое зерно, но для истории открытия Африки это не имеет значения, равно как и само предприятие. Как и смелые плавания викингов в Америку, оно не оказало влияния на ход истории. Тем не менее, интересно знать, что же побудило Нехо II осуществить такое в высшей степени необычное начинание.

 Триера - древнегреческое и древнеримское (трирема) судно 
 с тремя рядами весел, расположенных друг над другом 
 в шахматном порядке; достигало 40-50 м в длину и 
 около 5 м в ширину, команда состояла из 170 гребцов, 
 20 матросов и 10 солдат.

Исторические источники изображают фараона приверженцем политики морской торговли, который хотел соединить каналом дельту Нила с Красным морем, открыл свои гавани для финикийских и греческих купцов-мореплавателей и усилил египетский флот судами, построенными по образцу греческих триер. После того как в 605 году до нашей эры он проиграл Вавилону битву при Каркемише, потерял сирийские и палестинские владения, а вавилонские войска осадили северо-восточные границы империи, его интерес мог обратиться на юг. То, что протяженность Африки с севера на юг такова, что его посланцам пришлось преодолеть расстояние, равное почти двум окружностям Земли, Нехо не мог и вообразить.

 Вавилон - столица древнего Вавилонского царства. 
 В XVII и XVI веках до нашей эры неоднократно 
 разрушался ассирийцами, в 539 году до нашей эры 
 был завоеван персами.

Для его финикийских партнеров обстоятельства сложились еще хуже. Вавилон угрожал и им, а их монопольную торговлю в Средиземном море потеснили греки. До чего же заманчиво было открыть новые территории на юге или разведать беспрепятственный морской путь в северо-западные африканские колонии! И финикийцы поплыли туда, в такую же неизвестность, как Колумб и Магеллан, и были так же неустрашимы, когда Земля показывала им свой лик.

Коронованным особам их деяния не принесли выгоды. Нехо не дожил до возвращения мореплавателей; спустя семьдесят лет Египет стал составной частью Персидской империи, а будущие фараоны персидскими царями. Поблек и блеск финикийцев. Уже в 575 году до нашей эры Тир вынужден был покориться вавилонскому владычеству. Через некоторое время библейский пророк Иезекииль так описывал падение некогда процветавшей финикийской метрополии: "Кто как Тир, так разрушенный посреди моря! Когда приходили с морей товары твои, ты насыщал многие народы; множеством богатства твоего и торговлею твоею обогащал царей земли. А когда ты разбит морями в пучине вод, товары твои и всё толпившееся в тебе упало... Торговцы других народов свистнули о тебе; ты сделался ужасом, - и не будет тебя во веки" (Книга пророка Иезекииля, гл. 27, ст. 32-34. 36).

предыдущая главасодержаниеследующая глава



При копировании отдельных материалов проекта (в рамках допустимых законодательством РФ) активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:

'GeoMan.ru: Библиотека по географии'